Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Тогда не перебивайте меня. – Теперь Вульф обратился к Кремеру: – Мистер Хейзен обладал некоторыми документами – какими именно, я не знаю, –

подтверждающими основательность его требований. Вчера вечером я сообщил этим людям, что получил доступ к его документам и готов передать им их,

если они заплатят мне за это миллион долларов в течение суток. Они пришли сюда. Трое из них…
– А доказательства тут? – осведомился Кремер.
– Нет. Я не знаю, где они. Я их не видел. Зато здесь люди. Было бы неплохо, если бы вы повременили с вашими вопросами, пока я не закончу. Трое

из них – миссис Тальбот, миссис Оливер и мистер Пердис – пришли и выразили согласие платить, что мне и было нужно. Я исходил из предпосылки, что

одна из жертв Хейзена убила его, но убийство не имеет смысла, если не заполучить материалы, которые шантажист использовал для своих грязных дел.

На некоторое время я позволю себе из области фактов перейти в область догадок. Мистер Кури завладел этими материалами. Не исключено, что он

выманил Хейзена обещанием большой суммы денег – попросил его взять машину из гаража вечером в понедельник, прихватить с собой материалы и

встретиться с ним в условленном месте. У подобной догадки есть основания. Все, кроме мистера Кури, были готовы выложить деньги. Но он знал, что

предмет купли продажи отсутствует. Даже когда я пригрозил ему, что передам полиции материалы, касающиеся лично его, он не испугался.
– Вернемся к фактам, – проворчал Кремер и обернулся в сторону Кури. – Вы не желаете ничего сказать?
– Нет, – Кури произнес свое «нет» с такой улыбкой, что могло показаться, будто ему все происходящее доставляет удовольствие. – Это поразительно.

Я не принес денег, так как не думал, что он располагает сведениями или материалами, представляющими угрозу для кого либо из нас.
Вульф проигнорировал его реплику, обратился к Кремеру:
– Что касается фактов, я обращаю ваше внимание на разговор, имевший место на обеде в понедельник после того, как ушли миссис Хейзен и мистер

Уид. Разумеется, ваши люди записали его в подробностях, но тогда вы не знали, что Хейзен не только шантажист. Он пил кровь из своих жертв и еще

наслаждался их мучениями. Во время обеда он затрагивал темы, явно имевшие отношение к присутствующим, – например, речь шла о ядах. Не знаю, к

кому из его гостей это имело отношение, и, признаться, знать не хочу. Но одна из тем явно была поднята специально для мистера Кури. Хейзен

сообщил, что его тесть был великим изобретателем, настоящим гением. Интересно, что этот человек, Титус Постел, работал с Джулзом Кури. Поэтому

вполне вероятно, что власть Хейзена над Кури в какой то степени связана с Постелом. Но когда я узнал об этом, то есть вчера вечером, у меня еще

не было оснований как то выделять мистера Кури из всей четверки, и я просто отметил про себя, что это впоследствии может пригодиться.
Вульф перевел дыхание и продолжил:
– Но два события, случившиеся сегодня, резко выделили мистера Кури. Когда вы позвонили мне сегодня во втором часу, то сказали, что револьвер,

который я вам отдал, являлся собственностью Титуса Постела и что из него он застрелился пять лет назад. Вскоре после этого у меня состоялся

телефонный разговор с мистером Кури и он сказал, что придет ко мне вечером, но отклоняет мое предложение о выкупе. Он выразился несколько иначе,

но не в этом дело.
Кури издал звук, напоминающий короткое фырканье.
– Вы хотите что то заявить? – спросил его Кремер.
– Нет, нет, – отозвался тот.
Быстрый переход