Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Значит, мы это сделаем. Он погиб как герой, и нью-йоркский департамент полиции опубликует не­кролог с упоминанием его заслуг.

Рорк уставился на Еву, а потом, к ее крайнему изумлению, от души расхохотался,

– Если бы Мик уже не был мертв, это бы его на­верняка убило! Перечисление заслуг паршивыми ко­пами в качестве эпитафии!

– Я, между прочим, тоже паршивый коп, – сер­дито напомнила Ева.

– Не обижайтесь, мой дорогой лейтенант. – Рорк поднял ее и закружил в воздухе. Зная, как его друг наслаждался бы этой сценой, он испытывал облегче­ние. – Мик здорово над этим посмеется, где бы он ни находился.

Ева могла бы возразить, что такой некролог – не шутка, а великая честь. Но она так обрадовалась, сно­ва видя блеск в глазах Рорка, что всего лишь пожала плечами.

– Ну что ж, пускай смеется. Отпусти меня. Я хо­чу хоть немного поспать. Если аукцион все-таки со­стоится завтра вечером, день опять будет длинным.

– Поспим позже. Мы еще молоды, Ева.

«Мы начнем день с праздника жизни, а не с мыс­лей о смерти, – подумал Рорк. – И Мик наверняка порадуется за нас».

Быстрый переход