Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Он смотрел на Еву, слегка скривив губы в улыбке, приподняв тем­ную бровь, и, когда она оглянулась, скользнул длин­ными пальцами по ее обнаженному плечу.

Они были женаты почти год, но эта интимная ласка заставила сердце Евы учащенно забиться.

– Недурная вечеринка, – ответила она.

Улыбка Рорка стала шире.

– Пожалуй. – Не снимая руку с ее плеча, он оки­нул взглядом зал.

Фрак безупречно сидел на высокой атлетической фигуре Рорка, а черные как смоль волосы опускались почти до плеч, придавая ему, по мнению Евы, облик древнего ирландского воина. Будь Ева ревнивой, она бы, наверное, с трудом удержалась от того, что­бы дать хорошего пинка некоторым особам женско­го пола, кидавшим алчные взгляды на ее супруга.

– Система охраны тебя удовлетворяет? – осве­домился Рорк.

– Мне по-прежнему кажется рискованным про­ведение этого мероприятия в танцевальном зале оте­ля – пускай даже твоего отеля. Ведь здесь барахла на сотни миллионов долларов.

Рорк поморщился.

– Барахло – не совсем то определение, на кото­рое мы надеялись, рекламируя наш проект. Коллек­ция Магды Лейн считается едва ли не самой ценной из всех, когда-либо выставлявшихся на аукцион.

– Да, и она загребет за нее кучу денег.

– Именно на это я и рассчитываю, так как за ор­ганизацию аукциона и обеспечение безопасности «Рорк Индастрис» получит солидный куш. – Хотя в Рорке не было ничего от копа, его взгляд, скользив­ший по залу, был не менее цепким, чем у Евы. – Од­ного имени Магды Лейн достаточно для того, чтобы предлагались цены куда выше реальных. Думаю, мож­но смело предсказать, что к концу аукциона за все это, как ты говоришь, «барахло» будут предлагать вдвое больше того, чем оно стоит в действительности.

«Чепуха!» – подумала Ева.

– По-твоему, люди выложат полмиллиарда за чьи-то вещи?

– Можешь в этом не сомневаться!

– Господи! – Ева покачала головой. – Ведь это всего лишь хлам… Прошу прощения – я забыла, что говорю с королем хлама.

– Спасибо, дорогая. – Рорк решил не упоминать, что присмотрел кое-что из «хлама» для себя и своей жены.

Он поднял палец, и тотчас же рядом с ним оказался официант с подносом, на котором стояли хрус­тальные бокалы с шампанским. Рорк взял два бокала и протянул один Еве.

– Если ты закончила оценивать мою систему ох­раны, может быть, позволишь себе расслабиться?

– А кто говорит, что я уже не расслабилась?

Ева тяжело вздохнула. Она прекрасно понимала, что присутствует здесь не как коп, а как жена Рорка. Это означало необходимость смешаться с толпой и, что было для нее самой худшей пыткой, вести свет­ские беседы.

Рорк, знавший ее мысли не хуже своих собствен­ных, поцеловал ей руку.

– Ты так добра ко мне.

– Постарайся этого не забывать. – Ева глотнула шампанского. – О'кей. С кем я, по-твоему, должна поговорить?

– Думаю, нам следует начать с королевы бала. Позволь представить тебя Магде. Она тебе понра­вится.

– Ох уж эти актрисы! – пробормотала Ева.

– Ох уж эти предубеждения! – Рорк взял Еву под руку и повел через зал. – В любом случае Магда Лейн гораздо больше, чем актриса. Она – легенда. Сейчас Магда отмечает пятидесятилетие творческой деятельности – за такой срок кинобизнес успевает разжевать и выплюнуть большую часть тех, кто о нем мечтал. Она пережила все стили, тенденции и смену влияний в киноиндустрии.

Быстрый переход
Мы в Instagram