Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Датчик уловил движение и зажег свет. Декер помог Бет выбраться из машины.

Она прислонилась к нему.

— А как насчет меня? Во мне ты ошибся или нет?

На горе Солнца выли койоты.

— В ночь после первой встречи с тобой, — сказал Декер, — я стоял здесь и слушал этих самых койотов и очень жалел, что тебя не было рядом со мной.

— А теперь я рядом.

— Теперь — рядом. — Стив поцеловал ее.

Он отпер дверь черного хода и включил свет на кухне. Обнимая Бет за талию, он помогал ей передвигаться, держа ее костыли в левой руке.

— Мы устроимся в комнате для гостей. Главная спальня все еще выглядит как поле битвы небольшой войны. Могу я предложить тебе что-нибудь?

— Чаю.

Пока грелась вода, Декер разыскал пакет шоколадного печенья и выложил его содержимое на блюдце. При этих обстоятельствах печенье выглядело просто жалко. Ни он, ни она к печенью не прикоснулись.

— Боюсь, у нас нет горячей воды для ванны, — сказал Декер.

Бет устало кивнула.

— Я помню, что нагреватель погиб во время нападения в пятницу ночью.

— Я сейчас перевяжу тебя заново. И уверен, что тебе не повредит таблетка обезболивающего.

Бет снова кивнула; ее силы были на исходе.

— Ты справишься здесь одна?

— Что? — Бет выпрямилась на стуле, словно огорошенная его вопросом. — А куда ты собрался?

— Я хочу избавиться от этого барахла, которое свалено в автомобиле. И чем скорее, тем лучше.

— Я поеду с тобой.

— Нет. Отдыхай.

— Но когда ты вернешься?

— Вряд ли управлюсь до рассвета.

— Я не останусь здесь без тебя.

— Но...

— Тут совершенно не о чем спорить, — сказала Бет. — Я еду с тобой.

 

 

Декер подошел к Бет, обнял ее за талию и молча смотрел на пламя.

— В греческой мифологии была одна история. О птице, восстающей из пепла. Как ее звали? — спросила Бет. — Феникс?

— Это о возрождении, — сказал Декер.

— А ведь имя Рената переводится на английский именно так, правда? Возрождение?

— Эта мысль приходила мне в голову.

— Но оно возможно на самом деле? — спросила Бет. — Возрождение?

— Только в том случае, если мы этого хотим.

Позади них солнце выглянуло из-за хребта Сангре-де-Кристо.

— Как ты это выдерживаешь? — спросила Бет, немного погодя. — Этой ночью... То, что нам пришлось сделать.

— Я тебе уже попытался объяснить это вчера вечером. Меня учили, что для того, чтобы выжить, нужно отрешиться от любых эмоций, которые не приносят практической выгоды.

— Я так не могу. — Бет задрожала. — Когда я убила моего мужа... его нельзя было не убить... Я после этого блевала три дня почти без перерыва.

— Ты сделала то, чтоб было необходимо. Мы тоже сделали то, чего нельзя было не сделать. Как бы плохо мне сейчас ни было, я не могу отбросить тот факт, что мы с тобой здесь, что я обнимаю тебя...

— Что мы оба живы, — добавила Бет.

— Да.

— Ты не задумывался о том, где я научилась обращаться с оружием?

— Ты не должна рассказывать мне о твоем прошлом, — отозвался Декер.

— Но я хочу. И должна. Это Джой заставил меня учиться этому, — сказала Бет. — У него весь дом был набит оружием, а в подвале был тир.

Быстрый переход
Мы в Instagram