Изменить размер шрифта - +
..

Воцарилось безмолвие. По больничному коридору катили носилки, оснащенные колесиками. Одно из них было плохо смазано и визжало... "Ленивая нынче сестра милосердия дежурит, - машинально подумал я, следя за Маком. - Не желает склониться и капнуть на ось чуток масла..."

- Вы убеждены в моей виновности, Эрик?

- А как по-вашему? Карибскому Легиону не было ни смысла, ни корысти убивать Мэттью, значит, науськать на парня террористов представлялось немыслимым. Зато КОЛ с удовольствием уничтожал рестораны и, если Сандре Варек вздумается пообедать со вкусом - кто отправится с нею вместе? Уложит бомба обоих едоков - отлично: я взовьюсь и ринусь в Вашингтон, готовый вернуться на службу и воздать мерзавцам сполна. Уложит одного лишь Мэттью - смотри выше. А угробит только Сандру - молодой муж, скорее всего, припомнит: у него имеется блудный папаша-истребитель; постарается повстречаться со мной и склонить к отмщению. Мэттью был противником насилия и наверняка не стал бы требовать ничего подобного, да только вы об этом не подозревали...

Мак вяло улыбнулся:

- Когда нужно ждать пули в голову, Эрик?

Я задумчиво созерцал командира.

- Долгое время вместе работаем, сэр... Не первый День знакомы... Я понимаю: вы не колеблясь пожертвовали бы и моим сыном, и мною самим; и собственной дочерью, и собою - но лишь во имя по-настоящему серьезной задачи, от коей зависит национальная безопасность Соединенных Штатов. Но вовсе не ради паршивых локаторов, установленных на маленьком карибском островке.

Мак неторопливо кивнул.

- И не для того, чтобы затравить и перебить никчемную кучку террористов: мир все равно кишит ими - параноиком больше, параноиком меньше... И не оттого, что мы поспорили из-за убитой собаки.

Я слабо хмыкнул. Глубоко вздохнул, осклабился:

- Последними словами Даны, обращенными ко мне, было: "не надо... ненавидеть меня. Я так сожалею... обо всем".

После довольно долгого молчания Мак произнес:

- Долорес?.. Мисс Дельгадо?.. Конечно, у Долорес была полная возможность переслать любое сообщение. Все шифровки проходили через ее руки.

- Она составила этот приказ сама. Хоть Модесто и не подозревает ничего... Должно быть, начисто обезумела, потеряв единственную дочь. Захотела нанести Карибскому Освободительному ответный удар, и покрепче. К нам Дану отправил репортер из "Майами Трибьюн", Спэд Мейкледжон, составивший очень лестное и преувеличенное понятие о моих профессиональных способностях. Видимо, расписал меня госпоже Дельгадо в самых ярких красках, представил сверхчеловеком... Вот и решила голубушка: если кто-то и сумеет воздать легионерам, то лишь мистер Мэттью Хелм.

- Любопытно.

- И вдруг узнает: я рассорился с вами, подал в отставку, отошел от дел. Подумать только! Ее любимая дочь погибла - а Хелм учиняет скандал по поводу застреленной овчарки! Знать меня Дана Дельгадо не знала; я был в ее представлении абстрактной фигурой, ходячим револьверным стволом, странствующим лезвием ножа. Изучая компьютерные файлы, посвященные KOJIy, Дана внезапно увидела возможность вернуть меня прямиком в накатанную колею. Почему бы цинику и зверолюбу Мэттью Хелму на собственной шкуре не почувствовать, каково ребенка потерять? Она послала Модесто шифровку от вашего имени, велела нажать на Совет Тринадцати... А впоследствии, повстречав меня у вас в кабинете, вела себя так, словно злейшего, ненавистного врага увидела. Оно и понятно: Дане позарез нужно было возненавидеть личность, которой она причинила такое зло... Только на самом деле бедняга невзлюбила собственную особу. Нелегко ведь существовать, влача на совести подобное бремя...

- Совесть в нашем деле - досадная помеха, - заметил Мак. - Однако если она терзает агента, использовавшего служебное положение в личных, совершенно преступных целях - ничего страшного... Только при чем же здесь "код Б"?

- Дана придумала его на ходу, в отчаянии, почуяв: я слишком близко подобрался к истине.

Быстрый переход
Мы в Instagram