Изменить размер шрифта - +

— Ты ничего не сказала о нашем ребенке, — он поцеловал ее ладонь. — Почему ты не поделилась этой радостью с нашим народом?

— Ты прекрасно знаешь, почему, — тихо ответила Цветущая Долина.

— Нет, не знаю.

— Я не хотела, чтобы наш народ считал, что я выхожу за тебя замуж только из-за ребенка. И потом, есть еще одна причина. Точнее, один человек.

— Один человек? Кто? — недоуменно переспросил Солнечный Ястреб.

— Твой отец, — ответила Цветущая Долина, оглядываясь на отца Дэвидсона. Он сидел, окруженный детьми, и что-то рассказывал им, а они внимательно слушали.

— Ах да, мой отец, — протянул Солнечный Ястреб и взглянул на него.

— Свадьба завтра, а по мне еще ничего не видно. Кажется, религия твоего отца против того, чтобы женщина жила с мужчиной как с мужем до свадьбы? Так не лучше ли ему считать, что ребенок зачат после свадьбы, а не до?

— Я не могу обманывать отца. Я поговорю с ним. Он все поймет.

— Он поймет гораздо лучше, если ты ему скажешь об этом, когда он будет держать на руках внука.

Солнечный Ястреб тихо рассмеялся:

— Я понял, что ты имеешь в виду. Качая на руках внука, гордясь тем, что стал дедушкой, он не будет думать, когда зачат ребенок. Да, так будет лучше, жена моя. Ты права, что не хочешь огорчать отца, пусть радость и гордость за детей продлят его годы.

Он сжал ее в объятиях и не смог удержаться, чтобы не провести рукой по ее животу:

— А-би-но-ги, это наш ребенок, Цветущая Долина.

— Я хочу, чтобы их было много.

И забыв обо всем на свете, даже об отце, Солнечный Ястреб поцеловал Цветущую Долину долгим, нежным поцелуем.

 

45

 

Дозволь восчуять веянье тепла,

Восторг несущего…

Пришла новая осень, а за ней еще и еще.

Никем не потревоженная объединенная община оджибве жила в мире и согласии в большой деревне Заколдованного Озера.

Форт-Уильям все еще пустовал.

Отец Солнечного Ястреба тихо скончался во сне месяц назад. Его похоронили на высоком холме, откуда видна вся деревня. Памятный колокол висит над его могилой, как страж. Иногда ветер раскачивает его и протяжный звон плывет над деревней оджибве.

В вигваме Солнечного Ястреба и Цветущей Долины подрастают двое детей: Храброму Медведю скоро сравняется восемь зим, а Сливовой Ветке только одиннадцать месяцев. Они уже заготовили мясо для долгих зимних месяцев, собрали дикий рис, вытащили меха и одеяла из мешков и разложили на ложе и на полу.

Сегодня в деревне праздник — «Пир Первой Добычи» в честь юных воинов, убивших на охоте свою первую дичь. Среди них был и Храбрый Медведь.

Вся деревня собралась на церемонию в доме Совета. Солнечный Ястреб произнес благодарственную молитву и попросил у Великого Духа помощи и покровительства для охотников, сделавших свой первый выстрел.

Этот праздник отмечают очень скромно — чтобы каждый мог отведать первой добычи юных охотников, кусочки должны быть очень маленькими. Теперь праздник завершился, и все разошлись по своим вигвамам…

 

Цветущая Долина и Солнечный Ястреб расположились у огня вместе со своими детьми.

— Дочка, иди ко мне, — Цветущая Долина протянула руки Сливовой Ветке, которая только-только научилась ходить. Малышка, шатаясь, встала и сделала босыми ножками неуверенный шажок, а за ним второй. В крошечном замшевом платьице, с пестрыми лентами в темных волосах, она вдруг быстро-быстро затопала к маме, вытянув ручонки.

— У нее неплохо получается! — воскликнул счастливый отец, любуясь своей маленькой дочуркой. Как она похожа на мать — маленький носик, прекрасно очерченные губы, круглое личико, только глаза гораздо светлее.

Быстрый переход