Loading...
Изменить размер шрифта - +

    Хрюкнула из лопухов, заворочавшись, свинья. Десяток перепачканных поросят дружно подсунулись к ее брюху, спросонья нащупывая жадными губами пахнущие молоком соски. Зачмокали жадно, ненасытно – словно утром под нож.

    Выглянул из-за березы заяц, почесал лапкой вислое ухо, зевнул во всю ширь пасти, подбежал к развалившемуся в яслях на соломе Пушку. Внимательно обнюхал его, гадая, что за странный сосед появился в их тихом уголке. Вон как храпит. Завидно…

    Потирая пузико, из горницы вышел домовой, увидал меня, заметался.

    – Не бойся,- окликнул его я.- Давай знакомиться.

    – Домовой,- представился он, шаркнув ножкой.

    – А я, значится, Лелем буду.

    – Ну я пошел…

    – Иди,- не стал я задерживать домового. Мало ли по каким делам его поутру во двор понесло?

    Из женской половины вышла Лада. Поцеловала в лоб, обняла меня за плечи.

    – Как прекрасен мир,- вздохнула она.

    – Угу,- согласился я, следя за напрасными стараниями домового, которому никак не удавалось убедить овинного вернуться к своим обязанностям и расчесать

    скакунам хвосты и гривы. Видно, не сошлись с Рексом характерами.

    – Скоро гости начнут просыпаться,- сказала Лада.- Пойду распоряжусь, чтобы столы накрывали.

    – Благодарю.

    Домовой уговорил-таки овинника, и они на пару вошли в сарай, чтобы спустя миг выбежать один поперед другого. А вслед донеслось гневное фырканье оленя.

    Упавшая с неба птица Гамаюн, довольно чирикнув, уперла крылья в бока и, пронзительно сверля меня взглядом, поинтересовалась:

    – Ну что, сбылись мои пророчества?

    Мои губы сами растянулись в улыбке:

    – Сбылись.

    – То ли еще будет,- прощебетала она и улетела прочь.

    А сверху на все это безобразие смотрят две пары печальных глаз.

    – Отец, они не верят ни в тебя, ни в меня, ни в Святую Троицу…

    – Главное, чтобы верили в добро в себе… А остальное придет. Страшно, когда ни в кого и ни во что не верят… Тут уж спасения нет.

    А в это время, тысячу лет спустя, мир облетела фраза:

    – Поехали!

    И пришлось богам подвинуться, уступая место поднимающемуся на ноги человечеству.

    Подвинуться, но не уйти, ибо что такое бескрайний космос в сравнении с человеческой душой?

    В книге использованы фрагменты песен Земфиры, а также групп: «Алиса», «Ария», «Гражданская Оборона», «Кино», «Ленинград», «Наутилус Помпилиус», «Сплин», «Танцы Минус», «Чиж К».- Примеч. автора.

Быстрый переход