Loading...
Изменить размер шрифта - +

— Господин капитан, согласно предварительным подсчетам, у нас на борту восемьсот случаев переломов конечностей и четыреста сотрясений мозга, — обратился к нему интендант.

— Итак, у Бразилии в джунглях есть атомный город, — попытался сострить первый помощник. — Мы ведь уже никогда не сможем убраться отсюда?

Капитан Ситвайз кивнул, продолжая осматривать странный зеленый порт, в который зашел их корабль.

Барбара смотрела на голубую воду вокруг «Альбатроса». Только одну волну из десяти венчала белая пена. Солнце всходило над поломанными пальмами, виднеющимися в трех километрах от них. Эстер сидела у люка, держа на руках мальчика.

— Бенджи! — позвала Барбара. — В каюте под палубой должно быть брезентовое полотно или какое‑нибудь большое одеяло. Ты не мог бы сделать из него парус? Мы тогда поплыли бы…

— Смогу, мисс Барбара, — прервал ее негр. Он широко зевнул и потянулся, выгибая грудь к солнцу. — Но прежде всего я намереваюсь выспаться!

— Ну, слава богу, все кончилось, — сказала Сэлли, обращаясь к Джейку.

— Тебе что, никогда не хочется спать? — устало спросил Джейк.

— Ну как же можно сейчас спать! — крикнула она. — У нас есть материал и можно, наконец, заняться серьезной пьесой.

Пьер Рамбулье‑Леспеде с сожалением отодвинул в сторону листок с расчетами воздействия друг на друга трех небесных тел — он знал, что уже никогда не сможет их проверить — и начал слушать отчет Франсуа Мило.

— По поводу этого нет никаких сомнений! — говорил молодой астроном. — Звездные сутки стали длиннее на величину, дающую три секунды в течение года! Прибытие этих планет оказало устойчивое, измеримое влияние на Землю!

Марго и Хантер, держась за руки, стояли в темноте на краю посадочной площадки, находящейся на северном конце плоскогорья Ванденберг‑Два.

— Ты боишься встречи с Полом и Доном? — шепотом спросил Хантер. — Я не должен об этом спрашивать сейчас… когда ты беспокоишься, приземлятся ли они вообще.

— Нет, не боюсь, — ответила она и улыбнулась. — Я хочу с ними только поздороваться. Ведь у меня есть ты!

«Да, это так», думал Хантер не слишком радостно. Он отлично понимал, что с этого момента должен так переделать свою жизнь, чтобы в ней нашлось место и для Марго. Сможет ли он бросить жену и сыновей? Он был уверен, что нет…

Неожиданно ему пришла в голову интересная мысль.

— Кроме того, нельзя забывать, что у тебя есть еще Мортон Опперли, — шепнул он.

Марго улыбнулась.

— Признайся, Росс, что ты хотел этим сказать?

— Э… ничего, — пробурчал он.

Вокруг них собрались члены симпозиума. Фургончик и «корвет» были запаркованы неподалеку.

Рядом стоял профессор с несколькими учеными. Недавно со станции доложили об установлении радиосвязи с «Бабой Ягой».

Над ними светили знакомые звезды северного неба, рассеянные между созвездиями Скорпиона и Медведицы, а высоко на западе блестело веретенообразное скопление новых «звезд»— одни отбрасывали слабый свет, другие светили ярче Сатурна — это были сверкающие останки Луны.

— Странно будет без Луны, — задумчиво произнес Хиксон.

— Одним махом из мифологии вычеркнуто около ста богов, — заметила Рама Джоан.

— А мне жалко, что Странник улетел, — вмешалась в разговор Анна. — Я так хочу, чтобы с ним все было хорошо!

— Мы потеряли не только богов Луны, — грустно заявил Дылда.

Быстрый переход