Изменить размер шрифта - +
Пять файров метались в комнате, то взмывая вверх, то падая и самому полу, словно пытались укрыться от неведомой опасности.
– Принеси мне кла, – повторила она, потому что Миррим стояла не двигаясь и смотрела на нее, как завороженная.
Девочка скрылась в проходе, а тройка огненных ящериц ринулась за ней, прежде чем Брекки поняла свою ошибку. В таком состоянии они, наверное, поднимут на ноги всех обитателей Нижних Пещер. Она окликнула Миррим, но та уже не расслышала ее. Пальцы Брекки дрожали, соскальзывая с металлических застежек.
«Кант никуда не пойдет, если решит, что это представляет опасность для Ф'нора. Кант чувствует такие вещи, – пыталась убедить себя Брекки. – Он знает, что может сделать, а чего не может. Кант самый большой, самый быстрый и сильный коричневый дракон на Перне. И он умен – почти так же умен, как Мнемент…»
Медный звон тревожного крика Рамоты прозвучал одновременно с невероятным сообщением Канта.
«Отправились на Алую Звезду? Ориентируясь по облаку?» Пошатнувшись, Брекки ухватилась за край стола, ноги не держали ее. Она с трудом опустилась в кресло и потянулась к кувшину, но пальцы так дрожали, что она не смогла налить вина. Двумя руками Брекки поднесла кувшин к губам и сделала несколько глотков. Это помогло. Она все еще не могла поверить, что им удалось найти дорогу туда. «Не здесь ли кроется причина испуга Гралл?»
Зов Рамоты усилил ее тревогу; теперь она слышала, как с беспокойством откликаются другие драконы.
Брекки справилась с последней застежкой костюма, заставила себя подняться и выйти на карниз. Оба файра продолжали в панике метаться вокруг нее; в их пронзительных криках слышались ужас и тревога.
Брекки остановилась на верхней ступеньке, пораженная суматохой, наполнявшей сумрачную мглу котловины Вейра. Драконы на уступах возбужденно расправляли крылья; несколько зверей стремительными тенями кружились в воздухе – некоторые со всадниками, но большинство без седоков. Рамота и Мнемент сидели у Звездной Скалы: крылья развернуты, шеи напряжены, в глазах – грозное оранжевое пламя.
Всадники и прочие обитатели Вейра метались внизу, призывая своих зверей, сталкиваясь, крича и переспрашивая друг друга о причинах неожиданной тревоги.
Брекки зажала ладонями уши и вгляделась в полумрак, пытаясь найти Лессу или Ф'лара. Вдруг оба они появились внизу на ступеньках и бросились к ней. Ф'лар добежал первым; следом, придерживаясь рукой за стену, торопилась Лесса.
– Ты знаешь, что натворили Ф'нор с Кантом? – закричал Предводитель.
– Все звери в Вейре словно сошли с ума! – Он тоже прикрыл уши и, ожидая ответа, гневно уставился на девушку.
Брекки посмотрела на Лессу; ответный взгляд Госпожи Бендена был полон ужаса и вины.
– Кант и Ф'нор на пути к Алой Звезде.
Ф'лар застыл; глаза его полыхнули оранжевым, как у Мнемента. Секунду он глядел на девушку с таким ужасом и гневом, что она невольно отшатнулась назад. Ее движение словно пробудило Ф'лара; он перевел взгляд на своего бронзового, громоподобно трубящего с высоты.
Ф'лар расправил плечи, стиснул кулаки – так, что на костяшках пальцев побелела кожа.
Внезапно шум в Вейре прекратился, и разум каждого обитателя ощутил мысленное предупреждение – неясное, смутное, как то, что исходило от огненных ящериц.
Водоворот – чудовищный, огненный, головокружительный… давление – безжалостное, смертельное… Пенящаяся масса на вершине скользкой, гладкой, бурой громады, то вздымающаяся, то опускающаяся вниз… Поток жары – мощный, сокрушающий, как волна прибоя… Страх! Ужас! Невнятное, едва различимое желание убежать, скрыться.
И вдруг – вскрик, подобный ножу, ударившему по обнаженным нервам:
«Не покидай меня!»
Крик, словно звон оборвавшейся струны, крик существа, терзаемого страшной болью, мольба, которая эхом отдалась в темных разверстых ртах вейров, в сознании драконов, в сердцах людей.
Быстрый переход
Мы в Instagram