Изменить размер шрифта - +

Рамота взмыла вверх; рядом с ней был Мнемент. За ними поднялись все драконы Бендена, воздух гудел под ударами крыльев. Брекки ничего не видела; глаза ее налились кровью из лопнувших сосудов, которые не выдержали напряжения крика мольбы. Но она знала, чувствовала, как в небе возникло пятнышко… как оно со все возрастающей скоростью устремилось вниз, к земле – в падении столь же беспомощном и смертельном, как то, которое Кант пытался остановить над каменными пиками телгарских гор!
Брекки стиснула руки. Это тело, камнем летящее вниз, не подавало признаков жизни – ни сознания, ни отклика на ее отчаянные призывы. Над головой девушки драконы, выстроившись клином, рванулись в ночное небо. Клин становился все толще, плотней – по мере того, как к нему присоединялись все новые и новые звери. Один, два, три слоя – широкая дорога из тел и крыльев наискосок вытягивалась вверх – гибкая, прочная сеть, готовая поймать падающую пылинку.
И этот живой трамплин в последний смертельный момент принял окровавленное тело коричневого, перекатил смятый, изломанный комок по спинам и скрещенным крыльям и осторожно опустил на землю Вейра. Полу ослепшая, Брекки первой оказалась у истекавшего кровью Канта. Ф'нор все еще был привязан ремнями к его обожженной шее. Ее рука нащупала горло всадника, дрожащие пальцы искали пульс. На ощупь кожа Ф'нора казалась холодной и липкой; Брекки попыталась приподнять его голову – и лед не мог быть тяжелее.
– Он не дышит! – вскричал кто то. – Губы посинели!
– Он жив, жив, – пробормотала Брекки. Пальцы ее ощутили слабый удар, затем другой… Нет, она не ошиблась!
– Там, на Звезде, нет воздуха… – Он задохнулся.
Что то полузабытое мелькнуло в памяти Брекки, заставило ее разжать сведенные судорогой челюсти Ф'нора. Она накрыла его рот своими губами и с силой выдохнула воздух, прогоняя его все дальше, в гортань, в легкие.
– Правильно, Брекки! – послышался чей то голос. – Это может помочь! Не торопись, дыши размеренно и глубоко, иначе собьешься.
Кто то сильными руками сжал ее. Она цеплялась за безжизненное тело Ф'нора, пока не поняла, что их обоих пытаются снять с шеи дракона.
Она поймала чей то ментальный сигнал – подбадривающий, требовательный:
«Кант! Держись!»
Дракон очнулся; его жестокая, неимоверная боль, словно волной, накрыла сознание Брекки. Она продолжала гнать воздух в легкие Ф'нора. Вдох, выдох, вдох, выдох… Ради Ф'нора, ради Канта, ради самой себя… Раньше она никогда не думала, какой это труд – дышать… Набрать воздух, выдохнуть, напрягая мышцы живота, набрать снова… Вдох, выдох…
– Брекки! Брекки!
Твердая ладонь опустилась на ее плечо. Брекки ухватилась за кожаное одеяние Ф'нора, не желая расставаться с его телом.
– Брекки! Он дышит сам! Он дышит, Брекки!
Ее повели куда то; она пыталась сопротивляться, но ноги дрожали, кровавый туман застилал глаза. Она пошатнулась; в поисках опоры ладонь легла на кожу дракона.
«Брекки… – Беззвучный голос, пронизанный болью, казался слабым, словно долетел из неимоверной дали. Это был Кант. – Брекки?»
– Я не одна, – шепнула девушка, – я снова не одна…
Внезапно ослабев, она сползла на землю, прислонившись к шее коричневого дракона.

* * *

Вращаясь и клубясь в бессмысленной ярости, споры неслись сквозь мрачную тяжелую атмосферу Звезды, подталкиваемые к Перну совокупным притяжением трех других небесных тел.
Споры врезались в воздушную оболочку Перна. Они тормозились в ее верхних слоях, формируясь в огромные разреженные облака, которые обжигающим ливнем выпадали на поверхность планеты.
Поднимались драконы, уничтожая их огненным дыханием.
Быстрый переход
Мы в Instagram