Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Несмотря на красоту, декор слегка отдавал замшелостью. Видимо, завсегдатаи клуба считали безукоризненную отделку дурным тоном, свойственным парвеню.
   Метрдотель указал на центральный столик, за которым сидел седовласый Ричард Тобиас. Выглядел он точно так, как она себе его и представляла. Пока он не поднялся со стула. Всего пять футов шесть дюймов. Мара поразилась: она ожидала увидеть фигуру под стать его положению. Должно быть, подумала она, Тобиас очень любит знаки богатства и власти: они прибавляют ему недостающего роста.
   Тобиас протянул руку для приветствия:
   — Мисс Койн, как любезно, что вы согласились прийти.
   — Мистер Тобиас, для меня это честь.
   — Прошу вас, мисс Койн, называйте меня Ричард.
   Имя Ричарда Тобиаса вызвало целый поток воспоминаний из детства Мары. Отец, ирландский иммигрант первого поколения, ставший республиканцем, оказался втянутым в закулисные интриги, благодаря которым ряд политических кандидатов от Бостона получили поддержку консерваторов. В то время отец часто упоминал имя Ричарда, и у Мары оно ассоциировалось с тайными собраниями, давшими отцу выход на политическую арену, хоть и в качестве мелкого игрока. Ричард действовал на более высоком уровне, чем ее отец, скорее напоминая кукловода национального масштаба. По крайней мере, такой вывод можно было сделать из редких статей, интервью и косвенных намеков отца относительно этой скрытной фигуры.
   Тобиас жестом пригласил ее сесть, и пока она устраивалась, чувствовала его холодный взгляд, окинувший высокую стройную фигуру и задержавшийся на слегка веснушчатых щеках.
   — Я не думал, что вы окажетесь такой молодой. Учитывая вашу репутацию.
   Подавив желание ответить, что он оказался меньше ростом, чем она думала, Мара улыбнулась:
   — Полагаю, это нужно рассматривать как комплимент.
   Первые минуты они с Ричардом изучали меню, наслаждаясь безукоризненным сервисом, почти незаметным и в то же время интуитивно внимательным. Обмен любезностями, в котором, что удивительно, не прозвучало имя отца Мары, казалось, длился бесконечно — обычно у Мары просто не хватало времени на подобную пустую болтовню. Однако она скрыла свое нетерпение, почувствовав, что Ричард ожидает в ней видеть почтительную дочь. Она хорошо знала, как справиться с этой ролью, которую часто играла в обществе отца, прежде чем он рассердился на нее, когда она отказалась от партнерства в юридической фирме.
   Мара ждала, что Ричард первым заговорит о предмете их встречи, хотя о причинах она уже сама догадывалась. По слухам, этот состоятельный патриций являлся владельцем художественной коллекции, способной составить конкуренцию лучшим музеям страны, поэтому Мара сделала вывод, что он случайно приобрел какой-то предмет искусства с сомнительным прошлым и теперь надеялся, что она поможет ему по-тихому разрулить ситуацию. В конце концов, ее фирма приобрела репутацию в определенных кругах благодаря именно таким делам.
   — Я уже упоминал, что нуждаюсь в ваших услугах.
   — Да.
   Мара помешивала чай, не отрывая глаз от чашки, а сама гадала, пойдет ли речь о полотне Ренуара, запятнанного нацистским прошлым, или о нидерландском религиозном триптихе шестнадцатого века, хозяину которого теперь грозит обвинение в осквернении церкви. Мара слушала, как тикают часы в стиле рококо на камине, и ждала чего-то вроде признания.
   — Мне понадобятся услуги вашей фирмы, но только с соблюдением чрезвычайной осторожности.
   — Осторожность — наш конек.
   Он кивнул в знак согласия.
   — Превосходно. Как я понял, секретность — ваша визитная карточка.
Быстрый переход
Мы в Instagram