Loading...
Изменить размер шрифта - +

— Взять их, это те, о ком Сейр… — Твити смолк. Его левая рука, возможно, у кого?то и повернулся бы язык назвать таковой отвратительную птичью лапу с когтями, коснулась рукоятки оружия будущего и упала, повисла, как плеть. Глаза разом потускнели. — Это те, кого Сейр… С?с?сейр… — вновь пауза. А потом вопрос. — О, сэй, эта прекрасная вещица, которую вы держите в руке, что это?
— Ты знаешь, что это, — ответил Каллагэн. Джейк не останавливался, и Каллагэн, помня, что сказал ему на подходе к «Дикси?Пиг» юный стрелок («Постарайся, чтобы всякий раз, посмотрев направо, я видел твое лицо»), спрыгнул со стола, чтобы оставаться вровень с мальчиком, по?прежнему держа черепашку над головой. Он буквально ощущал тишину, повисшую в обеденном зале, но…
Был и другой зал. Оттуда доносился грубый смех и хриплые выкрики: там гости продолжали веселиться, совсем рядом, слева от них, за гобеленом, на котором пировали рыцари со своими дамами. «Что?то там происходит, подумал Каллагэн. — И уж точно не вечер покера у „Лосей“ note 4 .
Он слышал, тихое, учащенное дыхание Ыша, вырывающееся сквозь его вечную улыбку. Идеальный маленький двигатель, вот что напомнили Каллагэну эти звуки. На них накладывались другие, резкие постукивания и щелчки, идущие снизу. Они заставили Каллагэна стиснуть зубы, его пробил холодный пот. Что?то пряталось под столами.
Ыш увидел приближающихся насекомых и застыл, как охотничья собака, подняв одну лапу, вытянув вперед морду. В эти мгновения двигалась только темная, бархатистая кожа над верхней губой, оттягивала ее назад, обнажая острые, как бритва, зубы, расслаблялась, и губа скрывала их, снова оттягивала.
Жуки наступали. Кем бы они ни были, Черепаха Матурин, которую отец Каллагэн держал высоко над головой, ничего для них не значила. Толстяк в смокинге с лацканами из шотландки, заговорил, повернувшись к птицетвари, чуть ли не с вопросительными интонациями: «Они не должны пройти дальше этого зала, Маймен, и не должны покинуть его. Нам велено…»
Ыш прыгнул вперед, рычание рвалось сквозь сжатые зубы. Такого за Ышем не водилось, Каллагэну это рычание напомнило речевую вставку в комиксах: «Ар?р?р?р!»
— Нет! — в тревоге крикнул Джейк. — Нет, Ыш.
Голос мальчика резко оборвал смех и крики за гобеленом, словно гуляющая там компания вдруг поняла, что в обеденном зале происходят какие?то перемены.
Ыш не обратил ни малейшего внимания на команду Джейка. Его зубы одного за другим ухватывали жуков, и в повисшей тишине раздавался хруст хитинового панциря. Он разгрыз троих, не пытаясь их съесть, отбрасывал в сторону трупы, каждый размером с мышь, резко мотая головой и разжимая в улыбке челюсти.
Оставшиеся жуки ретировались под столы.
«Он же создан для этого, — подумал Каллагэн. Возможно, когда?то, давным?давно, именно в этом и состояло предназначение ушастиков?путаников. Точно так же, как одну из разновидностей терьеров вывели…
Мысли эти оборвал хриплый крик, донесшийся из?за гобелена.
— Челы! — один голос. И тут же — второй: « Ка — челы!»
У Каллагэна вдруг возникло абсурдное желание гаркнуть в ответ: «Gesundheit note 5 !»
Но прежде чем он успел крикнуть или сделать что?то еще, голову заполнил голос Роланда.
— Джейк, иди.
Мальчик в недоумении повернулся к отцу Каллагэну. Он и так шел, скрестив руки, готовый метнуть рису в первого же сдвинувшегося с места «низкого» мужчину или женщину. Ыш успел вернуться к нему и теперь крутил головой из стороны в сторону, его глаза ярко сверкали надеждой на новую добычу.
— Мы пойдем вместе, — ответил Джейк. — Они выведены из игры, отец! И мы уже близко! Ее провели через… эту комнату… а потом через кухню…
Каллагэн не отреагировал.
Быстрый переход