Изменить размер шрифта - +
«Швайцер», сохраняя прежнюю высоту, двигался быстрее, потому что наша скорость при подъеме упала до семидесяти узлов, и постепенно приближался к нам с правого борта.

Люси включила радио.

— Вышка. Наблюдаю агрессивные маневры со стороны неопознанного вертолета. Попробуем уклониться. Свяжитесь с местными полицейскими властями. Есть подозрение, что в неопознанном вертолете находится вооруженный и опасный преступник. Буду избегать густозастроенных районов. Ухожу в сторону воды.

— Вас понял. Связываюсь с местной полицией. — Диспетчер переключился на общую частоту. — Внимание всем воздушным судам. Это диспетчерский пункт службы контроля. Воздушное пространство закрыто для входящего движения. Повторяю, воздушное пространство закрыто для входящего движения. Наземное движение приостанавливается. Всем работающим на этой частоте переключиться на частоту точки подхода «Виктор 135.75» или «Юниформ 343.9». Повторяю, всем работающим на этой частоте переключиться на частоту точки подхода «Виктор 135.75» или «Юниформ 343.9». Сьерра-Браво, оставайтесь на этой частоте.

— Сьерра-Браво вас понял.

Я знала, почему мы отклоняемся к океану. Люси не хотела, если такое случится, упасть туда, где могут быть люди. Кэрри, конечно, предвидела такой маневр, потому что знала, с кем имеет дело. Люси всегда думала о других. Она повернула на восток. «Швайцер» сделал то же самое, сохраняя прежнюю дистанцию и не идя на сближение, как будто его пилот был уверен в том, что спешить ему некуда. Вот тогда я и подумала, что Кэрри, вероятно, уже давно следит за нами.

— Девяносто узлов — предел, — сказала Люси. Напряжение в кабине поднималось, как температура при пожаре. — Больше не выжать.

— Она следила за нами сегодня, — ответила я. — Знает, что мы не дозаправлялись.

Мы прошли над пляжем. В какой-то момент внизу замелькали яркие цветовые пятна: купающиеся и загорающие люди. Некоторые, остановившись, смотрели вверх на два мчащихся над ними в сторону моря вертолета. Удалившись от берега примерно на полмили, Люси начала сбрасывать скорость.

— Мы не сможем удержать такой ход, — обреченно сказала она. — Возвращаться уже поздно. И горючего у нас мало.

Судя по приборам, топлива оставалось двадцать галлонов. Люси резко развернула вертолет на сто восемьдесят градусов. «Швайцер» находился футов на пятьдесят ниже и двигался нам навстречу. Из-за солнца рассмотреть, кто сидит в кабине, было невозможно, но я и так это знала. Вертолеты разделяло не более пяти сотен футов, когда я ощутила несколько последовавших друг за другом толчков, словно кто-то колотил по кабине. Наш «джет рейнджер» дернулся в сторону. Люси выхватила из кобуры пистолет.

— Они стреляют в нас!

Я вспомнила об автомате «калико», пропавшем из коллекции Кеннета Спаркса.

Люси толкнула дверцу, и та, сорвавшись с петель, устремилась вниз.

— По нам ведут огонь! — закричала Люси в микрофон. — Отвечаем! Держите всех подальше от района пляжа!

— Понял! Какая вам требуется помощь?

— Направьте в указанный район машины «скорой помощи»! Возможна аварийная ситуация!

«Швайцер» пролетел непосредственно под нами, и я увидела вспышки выстрелов и высовывающееся со стороны второго пилота дуло автомата. Наш вертолет снова тряхнуло.

— Кажется, попали в шасси! — вскрикнула Люси, пытаясь занять положение, при котором можно было бы и стрелять из пистолета, и управлять вертолетом.

Я заглянула в сумочку, но чуда не произошло, мой «кольт» остался в кейсе, который лежал в багажном отделении. Люси подала мне свой пистолет и протянула забинтованную руку за спину, где висел автомат «АР-15».

Быстрый переход
Мы в Instagram