Изменить размер шрифта - +

Искренний смех, подумал Чэхил. За многие годы он стал отлично разбираться в поведении людей.

— Да, вы предали. Все три расы преданы вами почти одновременно. Предатель — вот портрет нашего спасителя! Не скажу точно, Чэхил, что бы я предпринял. Убил бы вас, скорее всего.

— Я так и думал.

— Но в этом не было бы личной антипатии. Вы мне нравитесь.

— Я не польщен. Ни одно из ваших убийств не является личным. У вас, вероятно, есть чувства, но они не участвуют в той бойне, которую вы устраиваете по необходимости.

— Зачем же вспоминать давно прошедшее? Все сработало так, как и было рассчитано. Мне вас на самом деле не доставало бы. Вы были тем стержнем, вокруг которого многое крутилось. Вы были нужны мне, живой и подозрительный. Я даже хотел, чтобы вашей истории в нужный момент поверили бы. Это было необходимо.

Мысли Чэхила как бы наткнулись на препятствие и побежали в обратном направлении:

— Вы хотели, чтобы моей истории поверили? Значит… вы хотели…

— …чтобы вы получили информацию. Да. Вы помните того программиста, который так любезно доставил вам материалы, бросающие на меня тень подозрения? Тот, кто рассказал вам о пищевых добавках и о заговоре?

Чэхил Райенз напряг память:

— Томас Линдсей! Но ведь ничего не произошло, а вы приказали его убить, чтобы обмануть правительства людей и Семейств.

— Да, но он не был уволен из моей компании. Ему было поручено найти вас и дать вам ложную информацию.

— Но его все равно убили?

— Да, чтобы поддержать легенду.

— Значит, вы сами хотели, чтобы я к вам пришел и попытался вас убить?

— Лу-Маклин кивнул:

— Затем мне было необходимо, чтобы вы вернулись на свой корабль, неуверенный в моих истинных мотивах, но уверенный в том, что я по-прежнему работаю на Семейства. Затем командир перехватывает передачу, вы возвращаетесь на Ивенвейт и занимаете удобную для наблюдения позицию.

— Вы убили командира и других членов экипажа?

Лу-Маклин ничего не ответил.

— А информация о тремованах, которую я обнаружил?

— Чэхил Райенз, вы весьма настойчивы. Вы многое обнаружили.

— Все подстроено, все запланировано. Но зачем?

— Разве это не ясно? Для того, чтобы при обнаружении флота тремованов все ваши прежние догадки и подозрения послужили бы основанием для подтверждения этого факта.

— Значит, вы заранее знали, когда именно тремованы предпримут нападение? Но все это время…

Он остановился. Киис ван Лу-Маклин смеялся. Чэхил никогда раньше не видел его смеющимся, поэтому он был и заворожен, и испуган одновременно. Никто и никогда не видел, чтобы Лу-Маклин смеялся так долго и так жестко одновременно. И никто больше не увидит.

— Тремованы! Опять эти тремованы! Я думал, что уж теперь-то вы догадаетесь, Чэхил. Ваша интуиция всегда была правильной. Но ваше воображение вас подвело.

— Я не понимаю, Киис.

— Вы поймете, я обещаю. Я должен вам объяснить. Я слишком долго испытывал ваше терпение.

Он повернулся и коснулся поочередно нескольких кнопок. Жужжание заполнило комнату, когда заработали мощные моторы. Чэхил напрягся.

Через комнату слева от него вверх поползла вмонтированная в стену гигантская панель. Позади стояло чудовище около двенадцати футов высоты. Бронзовая чешуя блестела и переливалась под солнцем, которое лилось через окна, а многочисленные злобные черные глаза блестели, как черные камни. Чудовище двинулось в комнату, и пол заскрипел под его лапами.

Чэхил Райенз начал было отступать в страхе перед этой громадиной. Затем что-то привлекло его внимание и он прекратил отступление.

Быстрый переход
Мы в Instagram