Изменить размер шрифта - +
Хорошо, что хотя бы в шефе не ошибся. Несмотря на то что в армии служил меньше меня, закалку он, похоже, сохранил. Сориентировался быстро и адекватно реагирует. Смотри-ка, даже почти не морщится. Запашок-то еще тот, с Афгана знакомый. Вон, Сему перекосило как. Пора уходить, пока ему совсем плохо не стало. Вот и Ленг уже вперед умчался, чтобы этой гадостью не дышать. Ленг — это шефов «песик» и есть. Тот его с юмором Тимурленгом назвал, ну а кратко Ленг, значит. Впрочем, отлично, что он впереди. Типа передовое охранение будет.

Ладно, припомним, что там у меня в рюкзаке. Вот что значит афганские привычки, хе. Едешь рядом с шофером — держи все с собой! Итак, две пачки патронов, фляжка со спиртом, пять банок консервов, буханка хлеба, запасное белье, носки, мобильник и мелочь типа ножей, спичек и прочего. Маловато, но на первое время хватит. Так, шефу доложили, теперь будем думать, как дальше быть. Ведь Сема кое в чем прав. Тот, кто звук к старой хронике слышал или песни тех лет, сразу меня поймет. Да и реалии жизни до и после войны с семидесятыми или тем более восьмидесятыми не сравнить. Вот, ё… попали… чтоб того, кто все это проделал, перевернуло да об землю ё… хряснуло. Хотя, может, это явление и природное. Не зря же толпы народу по всему миру без вести пропадают, даже в самых развитых странах. А что, шел, шел, в туманчик зашел…

Стоп, что там песик наш усек? Ага, поле, похоже, и на нем какие-то сооружения. Типа полевой стан, что ли? Может быть. Так, а вот это мне уже не нравится. Что-то не так, пятой точкой чую…

Что у них здесь было, я не понял. Вроде какой-то точки для заправки и обслуживания тракторов, похоже. Бочки с дизтопливом стоят, один древний трактор в центре поля. Да еще кухня для трактористов. А на ней повариха… работала. Когда мы ее увидели, хрупкие и непривычные нервы Семы все же не выдержали. Да и шефу резко поплохело. Пришлось спирт из рюкзака вытаскивать и обоих отпаивать. Да и самому глотнуть не помешало.

 

Отдышавшись после глотка, я и рубанул Семе:

 

— А здесь их тоже комми спровоцировали? Значит, не воюют с мирным населением, ё…

Не, одно дело читать об абстрактных злодеяниях нацистов на нашей территории и другое — видеть это вживую, вблизи, во всей ее жизненной, мать ее, живописности. Никто ни в одном фильме ужасов такого не покажет, а если и покажет, то запахов не передаст. Да и писатели, когда все это описывают, деликатно всякие подробности опускают. Типа кишечника и мочевого пузыря, который после смерти расслабляется и опорожняется, не к обеду будь помянуто. Бл… меня только старая армейская закалка и спасла. Когда поработаешь даже пару недель на ремонте подбитых танков и БТР, вытаскивая сначала то, что в них после попадания осталось… пусть не сам, пусть солдатики под твоей командой…

Ладно, не будем вспоминать, тем более что повариху мы же и похоронили. А потом пытались разобраться, что произошло, но поняли только, что было тут немцев человек десять на нескольких мотоциклах. Разведка, похоже. Повеселились они, бл… даже продукты, что с собой не забрали, пораскидали и перепортили.

Мы хотели собрать и всех расстрелянных, валявшихся в поле. Тем более что искать их особо и не надо было. В посевах оставались широкие просеки, по которым можно было определить, куда наши убегали и как немцы за ними гонялись. Тут очередной промелькнувший в небе одиночный самолет сразу охладил наши порывы. Сема предложил было вернуться и захоронить останки Михалыча, но эту благородную идею зарубил на корню примчавшийся из-за поворота лесной дороги алабай. Ясно было, что он опять чего-нибудь нашел. Надеюсь, не столь… ммм… триллерное…

Да-а-а, вот это дура! Одно дело — на фото смотреть или там на чертежи. А тут вживую. Прямо на дороге, ну, может, чуть на обочину съехав, стоит… он… KB… двойка который.

Быстрый переход
Мы в Instagram