Loading...
Изменить размер шрифта - +
Он ничего. Лучше, чем Номер Четыре и Номер Два, и явно умнее, чем Номер Три. И это благодаря ему я сижу здесь и жую сэндвич с непревзойденным Номером Один.

— Как это?

— Чтобы соединить песню и танец, нужны деньги. А у меня они были.

— Силла…

— Подожди, подожди. У меня были деньги, а у нее было кое-что нужное мне. Я хотела этот дом. Уже довольно давно.

— Ты…

— Да, я купила ферму. — Силла тряхнула головой и рассмеялась. — Она так злилась на меня. Но, бог свидетель, ей все это было не нужно. Только посмотри вокруг. Она не бывала здесь годами, десятилетиями, она уволила всех управляющих, смотрителей и сторожей. Но она никогда не отдала бы ферму мне, я совершила ошибку, спросив ее об этом пару лет назад. И не продала бы. В ответ на свою просьбу я получала лишь трагическое лицо и разглагольствования о Дженет. — Силла еще раз откусила сэндвич, на этот раз с наслаждением. — Но теперь ей потребовались начальные инвестиции, и она хотела, чтобы эти деньги вложила я. Я наотрез отказалась, после чего вышел большой скандал. Я сказала ей и Номеру Пять, что куплю эту ферму, назвала цену и дала понять, что не отступлюсь.

— Она продала ее тебе. Она продала тебе маленькую ферму…

— После зубовного скрежета, рыданий и всевозможных обвинений в том, какой неблагодарной дочерью я была с самого рождения. И все такое. Но это не важно, — или очень важно, мысленно поправила себя Силла. — Ферма ей не нужна, а мне нужна. Мама давно бы продала ее, если бы не была связана условиями опеки. Ее можно передать или продать только членам семьи, кажется, вплоть до 012 года. Как бы то ни было, Номер Пять успокоил маму, и каждый получил то, что ему нужно.

— Но что ты собираешься делать с фермой, Силла?

Жить, подумала она. Дышать.

— Ты помнишь, как тут все было, папа? Я видела только старую любительскую видеосъемку, но ты был здесь в пору расцвета. Великолепный сад, уютные веранды. Индивидуальность и изящество. Именно это я и собираюсь сделать. Все вернуть.

— Зачем?

Силла услышала непроизнесенный вопрос: «Как?» «Это не имеет значения, — подумала она. — Или почти не имеет». А вслух сказала:

— Потому что ферма заслуживает лучшей доли. Дженет Харди заслуживает большего. И кроме того, я могу это сделать. Я уже почти пять лет переделываю дома. И два года из них — самостоятельно. Ни один из моих проектов, конечно, не может сравниться с этим, но у меня есть кое-какой опыт. Я ведь прилично зарабатываю.

— Ты возьмешься за этот дом ради заработка?

— Нет. Я не знала Дженет, но она каким-то образом влияла почти на все, что я делала в жизни. Что-то тянуло ее в этот дом, что-то манит меня сюда.

— Но это так далеко от того, к чему ты привыкла, — сказал Гэвин. — И дело не столько в расстоянии, сколько в атмосфере. В культуре. Деревня Скайлайн может похвастаться населением всего лишь в несколько тысяч человек, и даже города покрупнее, такие как Фронт-Роял и Кулпеппер, совсем не похожи на Лос-Анджелес.

— Но я хочу пожить такой жизнью, я хочу поближе познакомиться с моими корнями с Восточного побережья! — воскликнула Силла. Ей хотелось, чтобы отец радовался вместе с ней, а не беспокоился, что она потерпит неудачу или отступит. В очередной раз. — Я устала от Калифорнии. Я устала от всего этого, папа. Я никогда не хотела того, что хотела мама — для меня или для нее самой.

— Я знаю, милая.

— Поэтому я поживу здесь какое-то время.

— Здесь? — его лицо вытянулось от удивления. — Поживешь здесь? На этой ферме?

— Я знаю, что это похоже на безумие.

Быстрый переход