Изменить размер шрифта - +
 – Тебя не было в Англии несколько лет. Возможно, у дамы возникли ко мне теплые чувства.

Его брат покачал головой:

– Сильно в этом сомневаюсь. Ты ее с детства терпеть не мог и не сможешь убедить меня, что воспылал к ней чувствами, когда она выросла. А что касается Оливии… Она никогда бы не стала флиртовать с лордом Кемпторном. И уж точно не стала бы его целовать. Я тебя знаю как свои пять пальцев и как твой брат-близнец требую, чтобы ты оказал мне услугу. Что бы ты там ни задумал с Оливией, пусть это прекратится этим же вечером.

– Ты слишком долго отсутствовал в жизни мисс Лидалл, братец, и тем не менее тут же пытаешься взять на себя роль благородного рыцаря, – негромко произнес Торн, ненавидя себя за ревность, уколовшую его сердце. – Тебя волнует, что она предпочитает мои поцелуи твоим?

– Оливия всегда может рассчитывать на мои верность и дружбу. А еще я хочу напомнить, что из-за твоей забавы теперь я – тот, кого, как она думает, она поцеловала, – сказал Гидеон, самодовольно изогнув уголок рта при виде мрачного выражения лица Торна. – И я должен благодарить тебя за это. Но я не доверяю твоим намерениям относительно этой дамы.

– Боишься, что я украду ее у тебя?

Лицо Гидеона посерьезнело.

– Нельзя украсть то, что ценится только тогда, когда это отдается по доброй воле. Однако ты можешь ее ранить. Я этого не потерплю.

– Мы ссоримся из-за женщины? – удивился Торн, не в силах это скрыть.

Гидеон устало вздохнул:

– Держись от Оливии подальше. Она слишком невинна для всех тех игр, которые ты затеваешь.

– Раньше ты тоже любил в них играть, – укорил Торн, гадая, насколько он сможет разговорить брата.

– В этом в последние годы не было смысла, – сказал Гидеон, в глазах у него мелькнуло сожаление.

– И кто в этом виноват? – возмутился Торн.

Гидеон взъерошил свои темные волосы.

– Я не упрекаю тебя за то, что ты вспомнил нашу старую игру, Торн. У меня претензии лишь к твоему выбору дамы.

Мисс Лидалл неприкосновенна. Гидеон ясно дал понять это, но Торн еще не решил, станет ли он уважать пожелания брата.

– Хочешь посоветовать мне кого-то другого?

Гидеон недоверчиво хмыкнул.

– Ты можешь подойти к ней как граф, – разрешил Торн, вплотную приблизившись к брату. – Если будешь вести себя непристойно, пощечину за это получу я.

– Заманчиво, – согласился Гидеон, лицо его прояснилось, плечи обмякли. – Хотя думаю, что приберегу месть для другого случая. Как ни больно мне это признавать, но ты прав. Я пренебрегал своими обязанностями почетного гостя этого приема. Если я вернусь к маме, пока не закончился фейерверк, остается шанс, что она не заметит моего исчезновения.

– Держим пари? – предложил Торн, большим и указательным пальцами правой руки хватая брата за подбородок, пока тот не вырвался.

– Только пьяный дурак мог бы заключить подобное пари, – ответил Гидеон, рукой обхватывая брата за шею. – От матушки ничего не скроешь.

– Согласен. Она потребует извинений и объяснений.

Гидеон немного навалился на брата и обмяк у Торна на плече.

– Я могу предоставить и то и другое. Я просто скажу, что ты виноват.

– Отличный план! – больше развеселившись, чем обидевшись, заметил Торн. – Как ты до этого додумался?

– Честно признаюсь, когда мама на меня злится,

Быстрый переход