Изменить размер шрифта - +

Она театрально вздохнула.

– Не все поцелуи запоминаешь, мистер Нитервуд.

– Это вызов, мисс Лидалл?

Лед в его голосе напомнил ей о лорде Кемпторне. Она уже почувствовала, как опьянела от поцелуя Гидеона.

– Ничуть. Одного вполне достаточно.

– Вы имеете в виду двух, миледи?

Оливия одарила его взглядом, исполненным крайнего отвращения. Девушка оттолкнула его, и на этот раз он ушел с ее дороги.

– Ты куда?

– Возвращаюсь в дом, – бросила она через плечо. – И тебя с собой не приглашаю.

– Из-за того, что я сказал? – поинтересовался он насмешливо, отчего ее плечи напряглись.

Не обращая на него внимания, Оливия продолжала шагать по усыпанной гравием, тускло освещенной тропинке, все больше отдаляясь от Гидеона. Звуки казались приглушенными, но если она прислушивалась, до нее доносились взрывы и шипение фейерверков, радостные крики собравшейся у озера толпы.

Оливия старалась не думать о поцелуе Гидеона. Ее губы покалывали, они горели. Она почти забыла их первый неловкий поцелуй и недоумевала, почему он решил поцеловать ее еще раз. Решила, что всему виной тесный лиф, вспоминая неприкрытый интерес в его взгляде.

Чужое платье ничего, кроме неприятностей, ей не принесло.

Оливия была настолько зла, что не заметила стоящего в тени мужчину. Гидеон смотрел вслед удаляющейся фигурке, пока не затих звук ее шагов. Торну придется объяснить свою последнюю шутку. Гидеон шагнул на тропинку и направился в сторону беседки.

 

 

Сидящий на нижней ступеньке Торн убрал руку от лица и сердито взглянул на брата. Тот выбрал не лучшее время для разговора. Сам Торн несколько раз за сегодня пытался отвести Гидеона в сторону, чтобы побеседовать с ним с глазу на глаз, но теперь брату лучше оставить его одного.

– Какого черта ты здесь забыл? Я думал, ты с матушкой развлекаешь гостей.

Гидеон приблизился, и в мерцающем свете ближайшего факела стало заметно, как резко заострились от холодной ярости черты его лица, а глаза горели обещанием возмездия.

– Я покоя себе не находил.

– Тебе скучно стало, – решительно произнес Торн, выпрямляясь и вставая. – Наша матушка, не жалея сил, отмечает твое возвращение домой. Неужели ты ни на секунду не задумывался, как ее ранит твое безразличие?

Гидеон пнул носком сапога камешек.

– Мать все понимает.

– Неужели? Или она боится, что ты опять сбежишь? – предположил Торн, угрожающе надвигаясь на брата.

Тот расправил плечи:

– Мы сейчас обсуждаем страхи леди Фелстед? Или твои?

Торн первым отвел взгляд.

– Черт побери, речь сейчас не о нас!

– Ну разумеется, – согласился Гидеон. – Я хотел поговорить о том, что увидел между тобой и Оливией. Она казалась расстроенной, когда уходила.

– Ерунда, – стоял на своем Торн. – Я…

Он никак не ожидал, что Гидеон возьмет его за грудки.

– Не лги мне, Джастин! Я видел, как ты танцевал и флиртовал с Оливией!

– Девушке неведомы приличия, – ответил он. Его не на шутку испугала ревность, которую он расслышал в обвинениях брата. – Когда я понял, что она направляется не к озеру с остальными гостями, решил пойти за ней. Ты должен поблагодарить меня за то, что я присматриваю за твоей подружкой.

Гидеон еще сильнее сжал полы сюртука Торна, потом отпихнул брата.

– Значит, я должен еще и благодарить, так, по-твоему? Черт, ты – высокомерный негодяй! Может быть, я и не слышал всего вашего разговора, но я точно знаю, что Оливия принимала тебя за меня!

– Кто-то здесь слишком высокого мнения о себе? – поддел его Торн.

Быстрый переход