Loading...
Изменить размер шрифта - +
Никого не интересует твое мнение. — Затем обратилась к Оливии: — На случай, если ты еще не догадалась, поясню: я разглядываю тебя просто из любопытства.

То же самое Оливия испытывала к Кайе. Гарпии могут есть только украденную пищу, они беззастенчиво лгут и самозабвенно убивают. Короче говоря, являются полной противоположностью ангелам и сполна наслаждаются жизнью. Вот почему Лисандр выбрал себе в подружки одну из них.

«Скоро я тоже буду жить на полную катушку».

— Знаешь Лисандра, приятеля моей близняшки? — спросила Кайя.

— Да, и очень хорошо.

Гарпия поставила локти на стол, отчего посуда задребезжала.

— Он правда такой безжалостный, как я думаю? — В голосе ее сквозило отвращение.

— Возможно, даже более того.

— Так я и знала! Бедняжка Би. — Сострадание омрачило ее черты, но она тут же просияла. — Придумала. Мы с тобой станем держаться вместе, потому что две красивые головки всегда лучше одной, и сообразим, как его хоть немножко смягчить. Мы даже сможем лучше узнать друг друга. Женщинам в этом доме приходится держаться сообща.

— Вряд ли это у вас получится. После завтрака я отвезу Оливию в город. — Аэрон еще сильнее стиснул ее в объятиях. — Так что никаких планов. Никаких послаблений. И уж точно никакой дружбы.

Плечи Оливии поникли. Неужели Аэрон всегда был так суров, а она просто не замечала? Или ведет себя так ради ее же блага?

— Ты уверен, что хочешь от меня избавиться? — спросила она. — Я тебе пригожусь. Обещаю!

— Потому что можешь мне помочь? — спросил он, хотя следовало бы говорить утвердительно.

Оливии вдруг захотелось схватить упрямца за плечи и хорошенько встряхнуть.

— Да.

— У нас здесь и так полно помощников.

— Еще я могу сделать так, что ты будешь улыбаться. Это моя работа, помнишь? — Вообще-то прежняя работа, по которой она скучает. — Ты бы хотел улыбаться?

— Нет, — без колебаний ответил Аэрон.

— А я бы хотел, — вмешался Уильям. — Люблю лежать обнаженным в постели и улыбаться, так что я за то, чтобы оставить ангела.

Ногти Аэрона впились сквозь ткань платья в кожу Оливии, но она не стала возражать. В противном случае он уберет руки, а ей нравится ощущать их там, где они сейчас.

— Как сказала Кайя, твое мнение никого не интересует.

— Кроме того, — добавила Кайя, — я сомневаюсь, что здоровяк вообще умеет улыбаться.

— Вот и я сомневаюсь, — брякнул Аэрон, и все засмеялись.

— Ясное дело, Ворчун. — Кайя перебросила через плечо свои огненные волосы. — Слушай, тебе незачем отвозить ангела в город. Я самолично позабочусь о том, чтобы поближе познакомиться с ней. Меня невероятно впечатлил тот факт, что она позволила вышвырнуть себя с небес, и требую побольше пикантных подробностей.

— Как и я, — решительно кивнула Камео. — В смысле, узнать ее поближе.

— Можете и меня добавить в компанию. — Уильям послал Оливии воздушный поцелуй, и она зарделась. — Не надо ничего говорить. Я предвижу, какие слова готовы сорваться с твоего языка. Поправь меня, если я ошибаюсь, но тебе будет приятно узнать меня поближе.

Аэрон издал низкое гортанное рычание.

— Она не останется, так что приятно ей не будет. Как я уже сказал, я отвезу ее в город и оставлю там. Сегодня же.

— Но почему? — спросила Оливия. Может, она и ненавидела свои обязанности ангела-воителя, может, ей никогда не приходилось убивать, но это не означает, что она совершеннейшая слабачка.

Быстрый переход