Loading...
Изменить размер шрифта - +
Кроме того, я не ждал подобного визита.

– Рад слышать, – усмехнулся Градобор. – Иное означало бы, что мы ни на что не годны. Но пора, пожалуй, перейти к делу… Мы узнали, что у

атлантов появились проблемы. Мы не ошиблись?

– Как вы сказали? – Павел хорошо расслышал последние слова, но на адекватную реакцию ему сейчас требовалось время. Если речь пойдет о

тайнах и интригах, параллельщики выбрали правильный момент – хозяин номера очень плохо соображал.

– Мы не ошиблись? – терпеливо повторил гиперборей.

Уловка не удалась – нужный ответ не появился из воздуха сам собой. А ведь надо еще суметь не подставить шефа, который отвечает перед

куратором за секретность…

– С чего вы взяли? – Павел и сам почувствовал фальшь и поспешил уточнить: – То есть, с чего вы взяли, что я что-то об этом знаю?

– Знаеш-ш… – донеслось из-под капюшона. – Не вс-се, но многое…

Павел безуспешно всмотрелся в темноту под плотной тканью и сдался. Перед ним были не те собеседники, с которыми проходит дешевая ложь.

– Ты неверно истолковал наши намерения, Павел, – провозгласил гиперборей. – Это не проверка лояльности Земного отдела или тебя лично. Этот

вопрос по существу. И ответ на него нам, между прочим, известен. И так – мы не ошиблись?

– Если известен, зачем спрашивать?.. – простое слово «да» костью встало поперек горла. Павел с усилием сглотнул и выдавил: – Вы не

ошиблись. Однако я не уполномочен обсуждать…

– Мы тоже… Не имеет знач-чения…

– Что такое? – снова переспросил Павел.

– Чистая правда, – заверил гиперборей. – В этой беседе мы не представляем наше руководство. От своего начальства я смог добиться только

молчаливого согласия на проявление инициативы в частном порядке.

Капюшон ящера качнулся.

– С-слиш-шком деликатное дело…

– Ну, хорошо, – с этим утверждением Павел поспорить не смог. – Тогда в чем суть?

– В том, что Ассамблея заинтересована в сохранении стабильности. Нынешняя расстановка сил устраивает всех, и смена игроков никому не

интересна. Но пока от атлантов нет официального обращения за помощью, у всех связаны руки.

– Ус-старевш-шие правила…

– Это давний спор, Чщахт. Не время его продолжать.

– С-соглас-сен…

Гиперборей задумчиво снял свои фальшивые очки с совершенно плоскими стеклами. Повертел в руках и вернул на переносицу.

– Так вот. Очевидно, что от атлантов официального обращения Ассамблея не дождется – слишком гордый народ. Между тем их внутренние проблемы

уже заставили всех беспокоиться.

Павел вспомнил неуклюжий бандитский наезд на фабрику и невольно кивнул.

– Нам, мне и Чщахту, скажем так: разрешено предпринять в частном порядке некие шаги к разрешению этих проблем. И мы сочли возможным

пригласить тебя к сотрудничеству.

– Почему не Потапова? – отозвался Павел. – Он привычнее к вашим интригам.

– Конечно. Но он обязан отчитываться перед кураторами, а в огласке нашей инициативы мы незаинтересованы. Если это произойдет сейчас, то

тебя, вероятно, просто уволят, меня ждет суд Одиннадцати Слуг… А Чщахт и вовсе не признается, что с ним сделают сородичи.
Быстрый переход