Loading...
Изменить размер шрифта - +


– Отлично, значит, мы вне закона. Затея мне нравится все больше… – Павел постарался вложить в эти слова максимум иронии и, с удивлением

обнаружив, что не получилось, поспешил уточнить: – Только что мы можем сделать? Три бойца без всякого тыла, без силовой поддержки и даже

без формального разрешения?

– Очень многое, Павел. Не стоит скромничать перед коллегами: дезинформация о тебе была весьма грамотным ходом. А внедрение тебя в банду и

последующее возвращение в отдел – просто верх оперативного мастерства. Ты пошел даже на убийство инка – крайне рискованно, но и крайне

достоверно. Не беспокойся, индейцы не обидятся, – разглашение не в наших интересах.

Павел усмехнулся. Похоже, ход шефа и правда был гениальным, если даже те, кто разгадал интригу, приняли ее за часть еще более сложного

плана. Будет ли этому конец?

– Что же касается нас… – гиперборей усмехнулся, – поверь, мы тоже обладаем некоторыми ресурсами. В том числе и административными.

Разумеется, совершенно неофициально.

– Доступ к банку информации? – поинтересовался Павел.

Гиперборей кивнул.

– Оружие? Спецсредства?

– Кое-что и из этого.

– Силовая или агентурная поддержка?

– Не зарывайся. Я же сказал: кое-что.

– Ясно. Но хотя бы план у вас есть? Что это значит: «решить проблему атлантов»?

– Как минимум – понять, что у них происходит. Как максимум – оказать посильную помощь в разрешении ситуации. Или даже разрешить ее

самостоятельно.

Павел подумал секунду и не стал уточнять: что означает «разрешить самостоятельно». В центре любого кризиса есть личность, от решений

которой зависит развитие событий, и состояние здоровья этой личности часто весьма действенно влияет на обстановку. Такая работа – как раз

для боевой диверсионной группы.

– Нач-чнем с-с жилищ-ща депутата, – донеслось из-под капюшона ящера. – Атланты не знали, ч-что ис-скать…

– А мы знаем?

– Мы – нет, – признался Градобор. – Но ты знаешь. Зачем-то ведь ты приходил к нему сегодня в первый раз.

– Я… – начал было Павел и замолк, осознав, что собирается выложить информацию, которую Филиппыч придержал даже от куратора. Если этот визит

все-таки является провокацией, шефу придется очень постараться, чтобы вывести отдел из-под удара. Разве только, сделав самого Павла

крайним…

– Я проверял его причастность к решению суда о банкротстве фабрики и наводке уголовников.

– И что?

– Подтвердилось, само собой. Но это – мелочи. Прокачка старой версии.

– Пронин заложил ее в базу неделю назад, – согласился гиперборей. – Но ведь это не все?..

– Не все. Павлюк успел проговориться о «крысе», которая завелась на фабрике.

– Грызуны нас не интерес-суют, ч-человек…

– Это сленг, Чщахт, – перебил ящера гиперборей. – Сказанное не имеет отношения к животному миру планеты. Человек имел в виду, что в Земное

представительство Ассамблеи проник шпион.

– Ч-что?.. – удивленно прошипел Чщахт.

– Это достоверно? – перевел Градобор вопрос ящера.
Быстрый переход