Изменить размер шрифта - +
Наши женщины... да какие, на фиг, женщины — наши девочки теряли терпение.
Я и глазом не успел моргнуть, как Юся вырубил установку и линза схлопнулась, как мыльный пузырь.
— Ни слова! — громко зашептал Юся, и наложил обе ладони на свой рот.
Где он подцепил этот жест?
Викса и Сузуме нарисовались на пороге, одинаково уперев руки в боки и нахмурив брови.
— Я очень рада, что вы вновь обрели друг друга, мальчики, но не кажется ли вам...
— Кажется! — почти закричал Юся, набрасываясь на Виксу с объятиями и выталкивая ее за пределы лабы. — Нам кажется, что мы сейчас умрем от голода!
— Что за штуку вы там построили? — Сузуме с подозрением посмотрела мне за плечо.
— Свадебный подарок, — не задумываясь, соврал я, пытаясь загородить собой нашу с Юсей фантастическую конструкцию, — мы обязательно его вам покажем... не сейчас... чуть позже.
Гостей на свадьбу пригласили тысячу человек.
Во-первых — всех родственников. Наша мать Далила весь рот открыла, когда увидела, какие мы стали красавцы. Её от нас за уши нельзя было оттащить, и нам пришлось звать на помощь Макса, её мужа. Зато нашим сёстрам до нас было весьма фиолетово, обе они увивались вокруг братьев Нури, воспитанников Мезальянца.
Во-вторых, пришлось звать всех друзей, а их у нас набралось выше крыши. Юся вызвал из Воронежа весь жилищно-эксплуатационный участок, на котором работал. Я пригласил экипаж «Ханни Лиззи» и Майка Дочефа (правда, он отказался, сославшись на здоровье, но счастья желал искренне). Юся предложил пригласить Далай-ламу, но всерьёз его, слава богу, никто не воспринял. Капитаны пришли своим ходом, с семьями.
В-третьих, мы пригласили на праздник всю деревню Кули. А это восемьсот человек.
Вся деревня, подготовкой к свадьбе и занималась — готовили закуски и напитки, собирали столы, местный священник специально выучил церемонию на русском языке. Координировала праздник Барбара Теодоровна, как наиболее опытная.
Я не знаю, как свадьбы описывать. Всё-таки мужчины такие события запоминают не сердцем, а умом, в крайнем случае — печенью (только не говорите Сузуме, она мне голову оторвёт за такие слова). Все свадьбы одинаковы.
Обе наши пары кочевали от стола к столу, слушали здравницы и прочие эклоги (особенно начальница Юси шоу устроила, как затянула поздравительную поэму, я для Сузуме переводить устал). Праздник живота и танцев.
Вот, кстати, танцы — это самое великое наше обретение с Юсей с тех пор, как мы разделились. После сна, конечно. Да, танцевали мы просто до упаду.
А, кстати, насчёт шоу. Юсину начальницу переплюнула только Лэйла. Когда до неё дошла очередь поздравлять молодых, она встала у микрофона и сказала:
— Я безумно рада видеть, что все наши друзья приняли приглашение моих детей отметить двойную свадьбу. Я всех вас знаю, и обо всех могу сказать только самые тёплые слова. Например, Майор. Том великий человек, удачливый человек, совестливый человек. Спасибо за виски, Том, он будет здорово смотреться в опустошённом тобой баре.
Все засмеялись.
— Или наш доблестный шериф Дэнни Х. Ноу. Не смей прятаться за спиной жены, я ничего про нас не скажу (смех в толпе). Дэнни даёт нам чувство защищённости, и никогда не спит. Дэнни, спи спокойно, если что, мы все тебя отобьём.
Далее началось невообразимое. Лэйла сказала доброе слово о каждом из присутствующих, включая тех, о ком слышала только с чужих слов. Публика стонала от смеха.
Да, наверное, это тот момент, который я запомню на всю оставшуюся жизнь.
Девчонки сервировали стол по высшему разряду, мы галантно шутили, произносили тосты, ели и пили в своё удовольствие...
А потом захрипел громкоговоритель тревожного оповещения.
— Внимание, внимание! Всем прибрежным районам — внимание. Угроза цунами. Угроза цунами! Всем жителям прибрежных районов немедленно покинуть свои дома и направляться вглубь острова к восточному побережью.
Быстрый переход