Изменить размер шрифта - +

— Вовремя же я опомнилась.

Мара свела брови.

— Но почему ты…

— Не могу сказать. Не знаю.

Я заставила себя встать, качаясь от слабости и измождения.

— Я иду домой.

Мара тоже встала, пытаясь удержать меня.

— Только не в таком виде.

Я вырвалась.

— Не обсуждается. И я не останусь здесь.

Я зыркнула на Альберта. Он отлетел подальше.

— Ты не сумеешь.

— Тогда пошли кого-нибудь со мной. Пошли Бена. Я не останусь.

Бен отвез меня домой.

Я выключила телефоны и заперла дверь. Провела несколько дней, свернувшись калачиком, с Хаос на коленях, окруженная низким жужжанием Мглы.

На первое утро по почте пришла впечатляющая белая открытка — меня благодарили за участие в благотворительном сборе денег, организованном «ТПМ» в ночь пожара. Я показала ее следователям, явившимся несколько дней спустя. Я сказала им, что у меня тяжелая форма гриппа, и они не усомнились, потому как выглядела я словно грязь, которую соскребли с пола в раздевалке.

Через пару дней в газете написали, что пожар возник из-за взрыва бензобака в подвале и непотушенной сигареты, которую бросил рабочий. Следователям версия не нравилась, но никаких других катализаторов не обнаружили, как и признаков махинаций с бензобаком. Дело вряд ли закрыли, однако развивать дальше не стали.

Никто бы не поверил, что пожар вспыхнул из-за отчаявшегося некроманта и ведьмы, что огонь разнесла взбешенная тварь, которая глотает призраков и скитается на границе миров, что наравне с сухим деревом, лаком, краской и материей пламя подпитывала магия. Никто бы никогда не поверил. Разве что безумец. Я бы и сама не хотела верить. Но я чувствовала это каждый день — развязанный узел Мглы врастал в мое тело все глубже, поток силы настраивался и пел в костях, расцвечивая мир нитями огня, мерцающими сквозь неизменный серебряный туман.

Постепенно я вернулась к работе. Камерон появился у моей машины в ту же ночь. Ему пришлось обрезать волосы гораздо короче, чем мне, и его лицо изменилось под шапкой ангельских кудряшек.

Я осталась по другую сторону «ровера» и дотронулась до своей верхней губы.

— Эй, усы пропали, — заметила я.

— Ага. Решил на время сменить образ.

Камерон опустил глаза и закусил нижнюю губу.

— Харпер… я должен тебе гораздо больше, чем деньги. Карлос поправляется, и у меня дела идут неплохо. Я переехал с ним в Бельвью. Устал отсиживаться в подвале у Дэнзигеров. К тому же Альберт доводил Карлоса до бешенства.

— Он такой. Как твоя сестра справляется с нашествием вампиров?

— Сара вернулась к маме. Перестав вести себя как полные идиотки, они замечательно поладили. Особенно теперь, когда могут вдвоем ругаться на меня. Сара отлично влияет на маму. Она меньше срывается, когда я захожу. Решаем потихоньку проблемы. Правда, я пока не вернулся в колледж — Карлос слишком нуждается во мне, но я решил, что узнаю гораздо больше, просто разговаривая с ним. У него уйма всего в голове после стольких лет жизни.

— Могу себе представить.

— В общем, я только хотел сказать тебе, что все идет путем.

Я улыбнулась ему, и мы немного поговорили о деньгах, но я обрадовалась его уходу. Присутствие Камерона во Мгле уже менялось.

Через три дня после пожара в музее Брэндон Маккейн уволил Уилла, пропал с деньгами компании и две недели спустя был арестован в Лос-Анджелесе за мошенничество. Уилл позвонил мне на следующей неделе, и мы встретились за первым из череды совместных ужинов. Я любила посидеть с ним в нормальном мире.

В наш месячный юбилей Уилл сказал за десертом:

— Мне не придется свидетельствовать против Брэндона.

— Значит, ты тогда что-то нашел.

Быстрый переход