Loading...
Изменить размер шрифта - +
Лишь с полдюжины Эдит были замужем, и даже во сне это поразило её.

Ещё хуже было то, что подавляющее большинство Эдит Прайс так или иначе неприятно отличались от обычных людей: или они были безмерно толстыми, или немыслимо худыми, с бегающими глазами, а то и просто сумасшедшими. Правда, встречались и привлекательные особы с живым взглядом, и хотя их было немного, но это всё‑таки утешало.

Эдит разбудил телефонный звонок. Звонил хранитель библиотеки:

– Мисс Прайс, вам лучше прямо сейчас приехать. Ночью кто‑то залез в библиотеку.

У Эдит было странное ощущение нереальности происходящего.

– Залез в библиотеку? – переспросила она.

– Точно. В музее всё разворочено. Кто бы это ни был, он, наверное, решил, что часть камней настоящие. Они разбросаны по всему полу.

 

3

 

Поначалу Эдит Прайс приняла худощавого молодого человека в комбинезоне за обыкновенного, не слишком грамотного фермера.

Она записала его имя – Сет Митчелл – и только через мгновение изумлённо подняла глаза.

Перед ней было осунувшееся, огрубевшее от палящих лучей солнца и порывов ветра лицо с впалыми щеками и больными глазами. И тем не менее этот человек поразительно походил на вчерашнего Сета Митчелла.

Она догадалась, что это, наверное, тот самый Сет Митчелл, о котором рассказывала мисс Тилзит. Судя по всему, здесь был целый клан Митчеллов с кузенами и кузинами, похожими друг на друга.

Она продолжала размышлять над этим, и вдруг неожиданно поняла, о чём он всё время невнятно мямлил.

– Камень? – переспросила Эдит. – Кристалл, который вы подарили музею библиотеки двадцать пять лет назад?!

Он кивнул.

Эдит, поджав губы, подумала: «Ладно, сейчас мы во всём разберёмся».

Видя её замешательство, человек достал из бумажника какую‑то бумажку и протянул ей. Взглянув на неё, Эдит увидела, что это была двадцатидолларовая купюра.

Она взяла себя в руки и сказала:

– Но ведь это очень большие деньги за обычный обломок камня.

– Он мне очень нужен, – промямлил он.

Она не разобрала, что он сказал затем, но его последние слова были вполне ясными:

– …когда исчез Билли.

В наступившем молчании Эдит призналась себе, что это действительно был тот самый Сет Митчелл.

Решив поддержать разговор, она заметила:

– Я слышала о Билле. Очень печальное событие.

– Я крикнул ему, чтобы он исчез, и он исчез! – Голос Митчелла дрожал. От воспоминаний о пережитом шоке его глаза приобрели странный блеклый оттенок. Он продолжал: – Мы оба схватили его. А потом он исчез.

Казалось, он больше не замечал её присутствия. Он рассказывал, как будто говорил сам с собой:

– Камень сверкал так ярко. Он был совсем не таким, каким стал потом. Он потускнел, и никто не хотел мне верить.

Помолчав, он продолжал:

– Все эти годы я не переставал об этом думать. И только прошлой ночью я наконец сообразил, в чём дело. Что могло заставить Билли исчезнуть, когда я крикнул об этом? Что, как не сам камень?

Эдит решила, что разбираться с этим нужно психиатру, а не библиотекарю. Ей пришло в голову, что самым простым решением было бы вернуть ему камень.

Но сделать это надо было с умом. Она уже допустила ошибку вчера, расспрашивая мисс Тилзит о Сете Митчелле. Во время расследования полицией взлома библиотечного музея она старалась отвечать очень осторожно, чтобы не выдать своей причастности к происшедшему.

Чем быстрее она избавится от камня, спрятанного на кухне, тем лучше.

– Если вы оставите мне свой адрес, – вежливо произнесла она, – я поговорю со старшим библиотекарем, и она, возможно, свяжется с вами.

Быстрый переход