Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Ты не должен носить эти ужасные очки, в которых тебя показывают. Просто бери и отворачивайся от камеры. Я была звездой и имею право давать такие советы. Не в глазах дело – камера что-то мухлюет с твоими зубами. Может, им следует применить линзы с мягким фокусом. А может, света совсем не нужно. Но Бог с ней, с фотогеничностью, Джером, все равно наше семейство будет ставить на тебя.

– Нет-нет, не надо! – быстро проговорил Хеллер.

Малышка удивленно взглянула на него:

– Но, Джером, мы держим под контролем почти весь игорный бизнес в Нью-Йорке и Нью-Джерси, за исключением тех слюнтяев в Атлантик-Сити. Мы ведем запись заключаемых пари с самого дня объявления гонок.

– Ведите, если вам хочется, – сказал Хеллер, – только не позволяйте ни одному члену семьи делать на меня ставку.

Малышка посмотрела на него с великим изумлением.

– Ты что-то знаешь, – высказала она догадку.

– Миссис Корлеоне, пожалуйста, обещайте.

Она все продолжала удивленно смотреть на него, ничего не понимая. И вскоре он распрощался и ушел.

Меня это встревожило. Хеллер что-то заподозрил. Не догадался ли он, что я нанял снайперов? Ох, лучше уж все перепроверить, а то, глядишь, и ответит он тебе той же самой монетой. С этим парнем ухо нужно держать востро!

 

Глава 8

 

Утро понедельника Хеллер провел на телефоне, звоня в магазины шин и торговым агентам, задавая вопросы, в которых я ничего не смыслил. Он пользовался техническими терминами и тем самым несколько раз чуть было не нарушил Кодекс: коэффициенты скольжения и трения и нечто, называемое им «остаточным противодействием осевому давлению».

Примерно в одиннадцать Бац-Бац, видимо, уже покончив на этот день с занятиями по КПОЗ, заехал за ним в старом такси, и они умчались в Сприпорт.

Гаражи и мастерские, которыми пользовался Хеллер, располагались на отшибе, за пределами Сприпорта. Это было возвышенное место у берега. Далее простиралась зона отдыха и пляжи. Разумеется, в это время года вся территория пустовала. Другие гоночные команды перебрались на юг, на более теплые стадионы. В воздухе носились тучи песка вперемешку с сухой листвой. Было довольно холодно, особенно при ветре с моря.

У гаражей и мастерских двери были металлические, открывавшиеся вверх с помощью противовеса, с единственным крошечным оконцем.

Грузовик с автоприцепом хранился разобранным на две половины: кабина с большим дизелем – в одном гараже, автоприцеп – в соседнем. «Кади» стоял на автоприцепе.

Хеллер отпер и поднял противовесом дверь большого гаража, где хранился прицеп. Он вошел и двинул кулаком по шине.

– Не изготовляют они шин, Бац-Бац, вот и вся песня.

У Бац-Баца воротник военной шинели стоял торчком, закрывая уши.

– Да нет же. Ты еще не нарывался на настоящую аварию.

– Да уже нарвался. Раз занесло, и бах! Прощай, шина. Если при каждом крутом заносе я буду терять шину, мне не выиграть гонки даже с кошкой, у которой связаны лапы.

– И из-за этого ты боишься, что не выиграешь?

– Конечно. – Хеллер ударил по другой шине. – Они коробятся при боковых заносах. Это все, чем я могу объяснить свою аварию.

Я вдруг понял, в чем дело. Ну и гусь этот Мэдисон! Он же в тот первый день поставил где-то снайпера – хотел снять Хелле-ра, терпящего аварию! Я знал – так это примерно и было.

Я проверил свою догадку: достал ту пленку, усилил звук, прокрутил. Ну и рев! Визг резины. Ага! Отдаленный треск выстрела! За секунду до того, как лопнула шина. Должно быть, снайпер находился ярдах в трехстах.

Этот чертов Мэдисон может выкинуть такое и на гонках. Сколько же в таком случае будет снайперов помимо моих двух? Или, может, у Мэдисона это и не запланировано? Что тут можно было сказать?

С одной стороны, это утешало: Хеллер.

Быстрый переход
Мы в Instagram