Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
не подозревал, в чем его беда. Но, с другой – это может заставить его искать и найти средство против ненадежности резины. От всех этих мыслей я нервничал невероятно.

Хеллер вышел из гаража и стоял на ветру, глядя на северо-восток, в сторону берега.

– Там фронт холодного воздуха, – сказал он.

– Я знаю, что мне холодно и с фронта, и с тыла, – проворчал Бац-Бац.

– Мне кажется, пойдет снег. – Хеллер смотрел на высокие разреженные облака. – Да, через пару дней. А потом последует еще одно наступление холода – прямо из Арктики. Эти гонки, Бац-Бац, будут проходить на замерзшей трассе. А теперь, Бац-Бац, я скажу вам, что делать. Сегодня же садитесь на самолет и...

– И что? – спросил тот, насторожившись.

– И летите в Гудзонов залив в Канаде. Там купите самую лучшую собачью упряжку, и мы просто возьмем машину на буксир...

– Фу ты, черт. Ну, Джет, целую минуту ты водил меня за нос. – Он расхохотался.

Но Хеллер оставался абсолютно серьезным.

– По-моему, это замечательная идея! Мы цепляем упряжку к машине. Вы стоите на двух задних крыльях с хлыстом в руке и кричите «но!» и «хо!», когда собакам нужно повернуть, а я бегу впереди на снегоступах, чтобы проложить след. И мы поставим иглу у РЗП... Хотя нет. Не думаю, что правилами автогонок разрешается использование пеммикана.

– Что за «пермикам»? – удивился Бац-Бац.

– Это горючее, которым кормят собак.

– Ну, Джет, ты неугомонный. И мертвым, небось, выдумаешь чего-нибудь смешное.

– Дела иногда бывают настолько скверными, что остается только смеяться. Мы влипли. Все из-за этой рекламной шумихи. Отступить я не могу. Но если буду продолжать, я пропал.

– Изя купил тебе билет в Южную Америку.

– Чувствую, что настанет день, и довольно скоро, когда я попрошу вас дать мне пинка за то, что я им не воспользовался. Но это противоречит моему кредо.

Я сразу же насторожился. Еще одно нарушение Кодекса? Я отчетливо вспомнил тот день в отделе кадров Флота и кредо военных инженеров: «Каковы бы ни были шансы, черт с ними. Работа должна быть сделана».

– Пошли, – сказал Хеллер. – Давайте-ка в мастерскую и включим тепло, а не то вы совсем окоченеете. Мне надо кое-что обдумать.

Этого-то как раз я и боялся. Теперь я оказался перед двумя неизвестными: что намерен делать Мэдисон и что намерен делать Хеллер? Знал же я только то, что намерен делать сам: помешать им во что бы то ни стало!

 

Глава 9

 

В среду пошел снег. Началась борьба за более верный прогноз погоды, энергично ведущаяся с телеэкрана: пойдет ли во время гонок снегопад или же будет солнечно и ясно?

Рекламный паводок продолжал захлестывать публику. И что бы там ни предвещали синоптики, об отмене гонок никто даже не заикнулся. Для меня погода не имела значения. Я уже решил эту проблему. Я взял напрокат маленький фургон с автономным обогревателем сзади. У него были рифленые шины, предназначенные для езды по пересеченной местности. Так что пусть идет снег! Я купил также мощнейший бинокль – пришлось, потому что мои попытки отпилить ножовкой туристический телескоп от наблюдательной площадки форта Трайон были предотвращены какими-то школьниками-малышами, которые не смогли прочесть мое федеральное удостоверение.

Вместе со снегом поступила и новая информация о гонках. В театрализованной рекламе и в интервью со знаменитостями стали поговаривать о «бомберах».

Я не имел никакого представления о том, что такое «бомбер». Телевидение отеля имело систему «телетекст», и, отвергнув несколько дефиниций, я нашел ту, что подходила.

Быстрый переход
Мы в Instagram