Loading...
Изменить размер шрифта - +
Сейчас она собиралась поступить в духе Сета. Разве не проще открыто поделиться с дедушкой и бабушкой своими подозрениями и взять их с собой? Но она боялась, что они не дадут ей прочесть прощальное послание Ванессы. Беспокоило ее и то, что бабушка с дедушкой, возможно, окажутся правы и послание окажется оскорбительным. А может, никакого послания она не найдет и выставит себя дурой.

Тихо сняв ключи с крючка, Кендра вышла из спальни. Последнее время ей часто приходилось рыскать по дому, и она здорово научилась передвигаться бесшумно. Пригодилась и ее способность видеть в темноте. Кендра на цыпочках спустилась по лестнице в холл.

Да есть ли послание? Ей, безусловно, станет легче, если она ничего не найдет. Что такого важного может сообщить Ванесса? Искренне извиниться? Объясниться? Скорее всего, она прочтет какое-нибудь оскорбление. Нет, о таком лучше не думать!

Что бы ни содержалось в послании, оно предназначено ей. Кендре не хотелось, чтобы другие читали ее письма — по крайней мере, до тех пор, пока их не прочтет она сама.

Кендра вынула из кухонного шкафчика спички и спустилась в подвал. Добраться до нужного места оказалось нетрудно — Ванессу до перехода в Тихий ящик держали в четвертой камере справа, недалеко от входа в темницу.

Ванессу все время охранял мистер Лич. Много ли она успела написать? Скорее всего, да. Ведь в задачу мистера Лича входило лишь не давать узнице впадать в транс и вселяться в тела укушенных ею людей. Вряд ли он неотступно следил за каждым ее движением.

Кендра отперла металлическую дверь и вошла в темницу. Гоблинов-надзирателей она не боялась; они вряд ли остались недовольными. За спасение Кендры и Сета они получили шесть дюжин яиц, трех гусей и козла. Сейчас она не собирается ничего делать, только наведается к камере Ванессы и сразу уйдет… Кендра вздохнула. Наверное, она все же переняла некоторые привычки младшего брата.

Она отперла камеру Ванессы. Она уже успела привыкнуть к своим новым способностям — подарку фей. Ее окружала не полная темнота, а лишь полумрак. Камера ничем не отличалась от остальных — каменные стены и пол, грубая койка, в углу дыра для отходов жизнедеятельности. Она чиркнула спичкой и зажгла свечу. Ей вдруг показалось, что никакого послания здесь нет и быть не может.

В мерцании свечи из умитского воска на стене проступили слова, написанные небрежно, но вполне разборчиво. Послание было таким длинным, что спускалось на пол. Судя по направлению слов, Ванесса писала сидя спиной к двери. Почти все послание сосредоточилось в тех местах, где слова трудно было разглядеть через смотровое окошко.

Все больше дивясь и тревожась, Кендра прочла:

 

«Дорогая Кендра!

Я обладаю жизненно важными сведениями, которыми мне необходимо поделиться. Будем считать, я даю тебе последний урок и наношу удар в спину своих хозяев, которые меня предали. Ты наверняка помнишь, что я говорила тебе при нашей первой встрече. Как агенту Общества легче всего внедриться в ряды противников? Вначале создать угрозу, а потом прийти на помощь, чтобы втереться в доверие. Вспомни Эррола. Вы с Сетом почти не сомневались, что он — друг. Потом я поступила точно так же с вами и вашими дедушкой и бабушкой. Я сделала вид, будто помогаю преодолеть трудности, которые сама же и создала. Кстати, я почти всегда, до последнего, помогала вам искренне. Так вот, одна личность давно уже применяет описанный мной метод — применяет очень изящно, надо сказать. Я имею в виду Сфинкса.

Ты наверняка мне не поверишь. Доказать свою правоту я не могу. Благодаря своим способностям я узнала некоторые тайны, которые лишь подхлестнули мое любопытство. Копнув глубже, я открыла правду, знать которую не положено никому. Он заподозрил, что я его разоблачила. Потому-то и хочет заточить меня в Тихий ящик. На самом деле он наверняка предпочел бы лишить меня жизни. Хотя я работаю на него, мне не положено знать, кто он такой на самом деле.

Быстрый переход