Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

Прежде чем начать подниматься по прибрежной тропинке, ведущей к дому, Элена вытащила из‑за пояса шапку и убрала под нее волосы. Почему это было так важно для нее, она и сама не могла бы объяснить. Обычное тщеславие было тут ни при чем, хотя она признавалась себе, что определенная доля гордости присутствовала в том, что она пыталась обмануть Эр'рила. В конце концов, она – девушка, и с какой стати ей должно нравиться выдавать себя за мальчика?

Впрочем, дело было не в этом. Истинная причина в данный момент с хмурым выражением на лице направлялась к ней по тропинке. Ее брат, одетый в толстый шерстяной свитер, защищавший от утренней прохлады, убрал рыжие волосы с лица, их удерживала черная кожаная лента. Джоак напомнил девушке о ее семье, и Элене стало стыдно, что она прячет свою принадлежность к ней под слоем краски. Получалось, будто она отказалась от собственных родителей.

Когда Джоак подошел ближе, Элена узнала боль в зеленых глазах брата и сердитое выражение – она нередко видела такое же на лице их отца.

– Тетя Ми всюду тебя ищет, – сказал он вместо приветствия.

– Мои занятия! – Элена сорвалась с места, быстро сократив расстояние, разделявшее их с братом. – Я чуть не забыла.

– Чуть не забыла? – насмешливо переспросил Джоак, когда она остановилась рядом с ним.

Элена наградила брата хмурым взглядом, но возразить ей было нечем. По правде говоря, она забыла про утреннее занятие с тетей Мисилл, которая собиралась дать ей последний урок искусства владения мечом. Сегодня Мисилл отправлялась в Порт‑Роул на встречу с другой половиной их отряда. Через два дня она должна была отыскать там Крала, Тол'чака, Могвида и Мерика. Уже в сотый раз Элена задавала себе вопрос, что произошло с ее друзьями в Тенистом Потоке, и молила всех святых о том, чтобы с ними все было в порядке.

Когда они с братом шагали по тропинке в сторону домика Флинта, Джоак пробормотал:

– Эл, ты постоянно витаешь в облаках.

Элена сердито повернулась к нему и увидела кривую ухмылку. Теми же словами отец часто выговаривал ей, когда она теряла счет времени. Девушка взяла брата за руку. Он был всем, что осталось у нее от семьи.

Джоак молча сжал ее руку в перчатке, и они зашагали по опушке потрепанного ветром леса из кипарисов и сосен. Когда впереди на обрыве появился домик, Джоак откашлялся и проговорил:

– Эл, я хотел тебя кое о чем попросить.

– О чем?

– Когда ты отправишься на остров… – начал он.

Элена мысленно застонала. Ей совсем не хотелось думать о последней части путешествия на остров А'лоа Глен, где им предстояло отыскать Кровавый Дневник, особенно после того, как Джоак рассказал про ужасы, которые их там ожидают.

– …я бы хотел поплыть туда вместе с тобой.

Элена сбилась с шага.

– Ты же знаешь, что это невозможно, Джоак! Ты слышал план Эр'рила.

– Да, но твоего слова…

– Нет, – отрезала она. – Тебе там нечего делать.

Джоак прикоснулся к ее руке, заставив остановиться.

– Эл, я знаю, ты хочешь оградить меня от опасности, но я должен туда попасть.

Она стряхнула руку брата и заглянула ему в глаза.

– Зачем? Почему ты решил, что должен отправиться туда вместе с нами? Чтобы меня защищать?

– Нет, я не настолько глуп. – Джоак упрямо смотрел под ноги, отказываясь встретиться с сестрой взглядом. – Но мне приснился сон, – прошептал он. – И этот сон дважды повторялся за те пол‑луны, что прошли после твоего возвращения с болот.

Элена не сводила с него глаз.

– Ты думаешь, это одно из твоих пророческих сновидений?

– Мне так кажется.

Быстрый переход
Мы в Instagram