Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Оказывается, твои родители были официально женаты, и произошло это до твоего рождения.

Джеймс молча уставился на бабушку, неожиданно лишившись дара речи. Вообще-то он гордился своей выдержкой. Мало что могло вывести его из равновесия в зале суда, в его комнатах в «Линкольнз инн» или в спальне. Но вдовствующей герцогине это удалось уже дважды за минуту.

Что она задумала?

Женщина сидела неподвижно и лишь напряженно всматривалась в его глаза.

— Это правда. Твой отец признался мне на смертном одре. Я всегда знала, что твоя мать была служанкой и сбежала с твоим отцом, когда ему едва исполнилось семнадцать. К этому поступку я могла отнестись только как к пьяной глупости юнца, приехавшего на каникулы из Оксфорда и ударившегося по этому поводу в загул. Только много лет спустя я узнала, что он официально женился на девушке в Гретна-Грин. Четырьмя месяцами позже твоя мать умерла при родах. Твой отец по моему настоянию женился на твоей мачехе, которая произвела на свет Грегори и тоже умерла. Так что ты на самом деле являешься законным сыном своего отца и новым герцогом Блэквудом.

Джеймс, разумеется, знал, что его мать была служанкой в имении, — его бабушка и единокровный брат Грегори слишком часто ему об этом напоминали.

— Ты должен как можно скорее принять герцогство, — непререкаемым тоном заявила бабушка.

— Столько лет семья шарахалась от меня как черт от ладана, считая ублюдком, а теперь вы сообщаете, что я в действительности являюсь герцогом?

В голосе Джеймса звучал отчетливый скептицизм.

— Это была досадная ошибка.

Досадная ошибка? Неужели она не просто холодна, как он всегда считал, а вся состоит из одного только льда?

— Не будь неблагодарным, Джеймс. — Бабушка поморщилась. — Я всегда оплачивала все твои потребности: одежду, учителей, обучение в Итоне.

Джеймс прищурился.

— Как он умер?

— Сейчас это не имеет никакого значения.

— Как?

Она нетерпеливо пожала плечами.

— Он выходил из конторы поверенного после продажи одного из своих поместий и упал. Неделей позже умер. Не выдержало сердце.

— Какого?

— Прости, не поняла.

— Какого поместья?

— Уиндмур-Мэнор.

— Почему он продал Уиндмур?

На лице герцогини мелькнула тень гневного раздражения.

— Какая разница?

Большая разница. Очень большая. Для него. Уиндмур-Мэнор — единственное безопасное место, которое он знал, будучи ребенком. Только там старый герцог когда-то относился к нему как к сыну. Но он вовсе не собирался объяснять это сидящей перед ним женщине.

Джеймс встал, намереваясь немедленно уйти и оказаться как можно дальше от бабушки. Ему показалось, что воротник мантии впился в шею, не давая дышать. Нужно было время, чтобы переварить шокирующие новости. Он взялся за дверную ручку.

— Итак, с чего ты собираешься начать как мой внук и законный герцог Блэкмор? — требовательно вопросила бабушка.

Джеймс повернулся и окинул ее холодным взглядом.

— Выкуплю Уиндмур-Мэнор.

 

25 мая 1819 года

Уиндмур-Мэнор, Хартфордшир

 

За ее окном был мужчина.

Белла Синклер слышала его шаги — их звук заставил ее вскочить и заметаться по комнате. На мгновение от панического страха сдавило грудь — девушка подумала, что это Роджер пришел в ее спальню.

Но Роджер был мертв.

Слава Всевышнему. Роджер теперь лежит в холодной могиле.

Она прижалась спиной к стене. Был прохладный майский вечер, и холод от стены быстро проник сквозь тонкую ткань ночной рубашки. Руки покрылись гусиной кожей.

Быстрый переход
Мы в Instagram