Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Как раз в этот момент луна вновь скрылась за облаками, так что свет фар колонны машин, втягивающихся в ущелье через узкий V‑образный западный проход, стал отчетливо виден. Огромные, кажущиеся неуклюжими машины находились на расстоянии мили и пятьюстами футами ниже наблюдательного пункта Симонова. Он инстинктивно еще теснее прижался к земле и слегка отполз назад – под прикрытие огромных валунов. Это было контролируемой, выполненной автоматически, почти рефлекторно, реакцией на возможную опасность, но никак не паническим отступлением. Симонов был очень хорошо подготовлен – на него не пожалели средств.

По мере того, как колонна продвигалась по ущелью, въезжая на плавно опускавшееся шоссе, на его отвесных стенах начали оживать батареи прожекторов, ярко освещавших превосходную дорогу. Симонов как зачарованный вслушивался в рев дизелей, работавших на малых оборотах, продолжая наблюдать за процедурой хорошо организованного приема колонны.

Не снимая окуляров ноктовизора, он сунул руку в карман и, достав из него миниатюрную камеру, прикрепил ее к нижнему краю прибора. Затем он нажал кнопку фотокамеры и продолжил наблюдение. Теперь все увиденное им каждые шесть секунд автоматически фиксировалось на пленку, что в результате позволяло получить за три с половиной минуты сорок пять кадров высококачественных снимков. Нет, он не ожидал увидеть нечто новое, он уже знал, какой груз доставил караван, так что снимки должны были лишь подтвердить его предыдущие наблюдения – к удовлетворению его соратников на Западе.

Четыре тяжелых грузовика. Первый везет полный комплект электроограды трехметровой высоты, два следующих везут запасные части и боекомплект для трех спаренных тринадцатимиллиметровых бронебойных пушек системы Катушева, четвертый и последний везет комплект дизель‑генераторов. Относительно содержимого груза вопросов не возникало. Возникал другой вопрос: если русские собираются защищать Печорский Проект, от кого они собираются защищать его?

От кого... или от чего?

Камера Симонова щелкала почти неслышно; сам он внимательно следил за всем происходящим внизу. Он сознавал, что находиться здесь можно еще в течение десяти, в крайнем случае – пятнадцати минут, из‑за высокого фона радиации; однако мысли его частично были заняты совсем иным. Съемка прибытия каравана вызвала у Симонова воспоминания о совсем другой пленке, которую демонстрировали ему в Лондоне люди из MI6 и из американской разведки – не просто фотоснимки, а настоящий кинофильм, хотя и совсем короткий.

Он слегка расслабился. Он справлялся со всеми поставленными задачами и мог позволить себе на минутку предаться воспоминаниям. Да и трудно было, увидев однажды этот фильм, не вспоминать его регулярно.

Фильм зафиксировал события, происходившие ровно через семь недель после Печорского инцидента, получившего кодовое название “Пи” или “Пилюля”. Проглотить такую пилюлю было чертовски трудно. А развивались события примерно таким образом.

...Раннее утро в середине октября, восточное побережье США. Станции раннего предупреждения единой системы ПВО США и Канады уже в течение трех часов регистрируют беспокоящие данные. Пара разведывательных спутников, с частично перекрывающимися зонами наблюдения – районы Карского и Баренцева морей и территории от Архангельска до Урала и Игарки – передали на станции слежения в Канаде и на авиабазы в штатах Мэн и Нью‑Гэмпшир сообщения о неопознанном объекте, двигающемся через Северный полюс в направлении американского континента. Вашингтон, получив эту информацию, ввел состояние несколько повышенной боевой готовности на своих ракетных базах в Гренландии и на авиабазе Фоке на Баффиновой Земле. О происходящем уведомили других союзников. Великобритания проявила к сообщению умеренный интерес и запросила более подробные данные; Дания, как обычно, проявила беспокойство (по поводу Гренландии); Исландия “пожала плечами”, а Франция не потрудилась подтвердить получение сообщения.

Быстрый переход
Мы в Instagram