Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Когда же вновь наступила ночь, она уснула и разбудить ее было невозможно. Настало время...

Гарри убрал из комнаты чесночный корень, но оставил цепи на двери. Как и раньше, дверь лишь слегка приоткрывалась. Потом он отправился в сад, где зарезал поросенка, слив его кровь в золотой сосуд. Он проложил тонкий кровавый след от двери комнаты Карен в большой зал, в центре которого поставил на пол этот сосуд. Бедное существо лежало в нем, купаясь в собственной крови, почти покрытое ею.

А потом Гарри стал ждать, укрывшись в тени, соблюдая полную тишину и контролируя свои мысли. Все обстояло так, как в его старом сновидении, только хуже. На этот раз он действительно находился здесь и наносить удар кинжалом предстояло ему. Правда, это был не кинжал.

Наконец вампир покинул Карен (как именно – Гарри не знал, да и не хотел знать) и начал продвигаться по кровавому следу. Покачивая головкой из стороны в сторону, он прокрался в зал и начал осторожно подбираться к сосуду. Это было нечто вроде вытянутой пиявки с морщинистым телом, с головой кобры, слепое, усеянное множеством крючков. А кроме того, на его пульсирующем брюшке было видно множество острых сосков.

Почуяв кровь, оно стало продвигаться быстрее... А потом оно почуяло Гарри! Оно стало поспешно отступать, сжимаясь и скрючиваясь, как слепозмейка. Гарри скользнул в бесконечность Мёбиуса и вышел из нее вновь у двери, которая вела в комнату Карен. Ковылявший к ней вампир заметил его, но было слишком поздно. Гарри навел ствол огнемета и нажал на спусковой крючок. Умирая, существо выбрасывало из себя яйца – множество яиц – которые, подпрыгивая и вибрируя, катились к нему. Мокрый от пота, но холодный внутри, Гарри сжег их дотла. Он сжигал их, пока от всего этого не остался лишь мерзкий запах и крики. Крики Карен...

 

* * *

 

Полностью вымотанный, Гарри спал. Он спал в замке, поскольку теперь здесь было нечего бояться. Ему снилось, что Карен стоит возле него в белой ночной рубашке – в той самой, в которой она соблазняла лордов Вамфири – и объясняет ему, почему он самый ничтожный из всех мужчин. Его победа оказалась пирровой. До этого она была Вамфири, а теперь стала пустой оболочкой. Он считал, что одержал победу, но на самом деле – проиграл. Тот, кто единожды познал силу, свободу и мощь эмоций вампира... Как он сможет жить без этого? Она сказала ему, что жалеет его, потому что понимает, зачем он все это сделал... И сделал без толку. А потом она попрощалась с ним.

Проснувшись, он стал искать ее. Перестав быть Вамфири, она сняла цепи с двери и убежала. Он обыскал замок и весь утес сверху донизу, входя в бесконечность Мёбиуса и выходя из нее, до головокружения, но так и не смог найти женщину. Наконец он вышел на высокий балкон ее комнаты и глянул вниз. Белое платье Карен смятым комком виднелось более чем в километре внизу. Уже не совсем белое, а наполовину красное.

И платье это было надето на Карен...

 

Эпилог

 

В саду почти устранили все повреждения, нанесенные во время битвы. Странники работали целыми днями, а троги – целыми ночами. Между тем разнеслась весть – Вамфири больше не существуют! Странники целыми племенами устремлялись к месту сбора, чтобы отпраздновать избавление от вечных врагов. Джаз и Зек, а вместе с ними Вольф отправились домой, куда их проводил Обитатель, вернувшийся после этого в сад.

Что ж, в общем Обитатель остался доволен результатами своих трудов.

Однако... почувствовав на шее что‑то вроде жжения, Гарри‑младший, который до этого наблюдал за восстановлением стены, повернулся, чтобы взглянуть на земляной вал, возвышавшийся несколько в стороне. Кто‑то стоял там, молча и внимательно наблюдая за ним. Кто‑то, чье сознание было запечатано накрепко – как накрепко припечатывается к камню моллюск. Гарри‑младший нахмурился, некоторое время вглядывался сквозь отверстия в золотой маске, а затем улыбнулся.

Быстрый переход
Мы в Instagram