Изменить размер шрифта - +
Черты лица, словно с гравюры…

– А ты кто такой?

– Нехорошо так отвечать тому, кто старше тебя. Разве К’ъуран не учит уважать старших?

И снова – незримая дуэль взглядов. Кавказцы – а чеченцы в особенности, потому что чеченцы квинтэссенция кавказцев, народ горных разбойников и грабителей – при встрече с любым человеком всегда устанавливают иерархию. Либо ты сильнее, либо ты слабее. Либо ты повелеваешь, либо подчиняешься. Конечно, так делают не только чеченцы – но у чеченцев выстраивание иерархии происходит быстрее и жестче всего. Кстати, ислам в Чечне имеет – по крайней мере, имел до Кадырова – довольно ограниченное распространение, традиции и законы гор чтились куда больше. Мало кто знает, например, что чеченки в период первой войны и в межвоенный период – запросто носили мини-юбки и облегающие блузки. В паранджу – они обрядились уже при муфтии Кадырове, ставшем главой Чечни.

Парнишка видимо решил, что лучше подчиниться, по крайней мере, пока. Чеченцы плохо умеют подчиняться, это все равно, что посадить волка на цепь и думать, что он будет сторожить дом.

– Мы на стоянке подрались с какими-то бритыми. Их человек десять было…

Глупо было думать, что Мага скажет правду об этой драке. Чеченец скорее вскроет себе вены, чем признается в столь позорном проигрыше, тем более при стечении своих сородичей, и утратит тем самым намус.

– Где Рамзан и Абдулкарим?

– В больнице… – огрызнулся молодой человек – там еще менты подскочили… у… гады… резать буду…

– Ты привел за собой хвост?!

– Вах… какой хвост, никого я не привел!

– Откуда ты знаешь? Тебя задерживали? Ты был в отделении?

Амир отлично знал, как это бывает. Когда задерживают – первым делом смотрят телефон. Сейчас телефон – это и телефон, и фотоаппарат, и видеокамера, и хранилище для разных файлов. Всякие дураки и те, кто не может справиться с собственным страхом – скачивают с Интернета и у друзей видео про джихад, забывают его стереть и попадаются потом. За такое видео – могли инвалидом сделать. Но теперь все куда хуже – берут телефон, смотрят, потом выносят обратно, говорят – забирай и уходи. Но там, в телефоне – уже жучок поставлен, СИМ карта переписана, и теперь этот телефон спаленный. Придешь с таким телефоном в джамаат – и все, конец. Потому что телефон теперь этот – как передатчик, а на хвосте – сотни кяффиров…

– Какой отделение, да… Я выкупился…

– Ты отдавал телефон? Кто-то брал у тебя телефон, отвечай!?

– Не давал я телефон, зачем!?

– Дай его мне!

Каблуком – Амир превратил дорогущую Нокию в мелкое крошево. Перед этим – вынул СИМ карту и аккумулятор. И то и другое – сломал отдельно…

– Сидите здесь, пока не вернусь. Собирайте вещи, собирайте все, что у вас есть. Иншалла, мы сюда уже не вернемся…

Верный своим инстинктам – он не стал звонить из квартиры. Пока спускался вниз – каждую секунду ожидал свидетельства опасности. Мелькнувшей тени, мертвенно-стального стука стали о бетон, шороха. Перед тем, как открыть дверь из подъезда – сделал короткое ду’а Аллаху.

Но ничего не было. Тот же – шумный и грязный, забитый машинами московский двор. Люди, какие-то старухи… это самый верный признак, что нет оцепления. Когда приезжают русисты – то первым делом все перекрывают, и людей сразу не видно…

Нет, скорее всего, слежки нет. Хотя – может быть, русисты не спешат, в расчете накрыть всю сеть.

Быстрый переход
Мы в Instagram