Изменить размер шрифта - +
Хотя – может быть, русисты не спешат, в расчете накрыть всю сеть.

Что ж, Аллаху виднее – если те, кто идут по пути Джихада, искренни и усердны в молитве – Аллах дает им амал, своей волей заглаживая все ошибки, какие были совершены. Если же те, кто идет по пути Джихада страдают лицемерием и трусости – им не видать благоволения Аллаха. Есть кадар – и нет ничего кроме кадара.

У магазина – он смешался с толпой. Набрал номер, который помнил наизусть.

Гудки. Долгие…

– Алло…

Явно кавказец – хотя хорошо говорит по-русски, привычно. Почти привычно – легкий акцент все же есть. Говорить в московской сети на каком-либо языке кроме русского – смерти подобно, сведущие братья говорили, что есть система автоматического распознавания и в ответ на любое слово, сказанное по-чеченски или по-аварски – включается запись и пеленгация абонентов…

– Алло. Я приехал издалека, и нуждаюсь в совете…

Фраза, говорящая о том, кто он есть – и в то же время абсолютно нейтральная. Долгое молчание, говорящее о многом…

– Хорошо. Приезжайте в офис, поговорим. Пишите адрес…

– Нет, у меня нет времени. Лучше – встретиться где-то в городе. Вы знаете ВДНХ?

В бывшем советском парке чудес – сам черт ногу сломит…

– Да, знаю.

– У космического павильона, через час.

– Но я…

– Через час. И возьмите все с собой…

Молчание.

– Хорошо.

– Наденьте что-то красное. Галстук… или возьмите в руки.

– Хорошо…

Амир отключил аппарат. Достал СИМку и сломал пополам… если уничтожаешь следы, первым делом надо уничтожать СИМ-карту, именно она – отвечает за идентификацию телефона. Даже если ты достанешь батарейку, но не достанешь СИМ-карту – телефон все равно будет работать как маяк, особенно если в районе есть пеленгаторы, или на сотовой вышке установлен пеленгатор. Сам же телефон – может еще послужить, хо я и его надо менять раз в месяц или два.

Амир достал аккумулятор и сунул в карман. Огляделся… у магазина стоял пацан, на ларьке, продавал сотовые контракты с подключением. Еще одно знамение Аллаха… тем, кто на истине – Аллах сам подаст помощь, те же, кто сбился с пути – тем вся дорога будет в ухабах…

Амир подошел к пацану, отсчитал несколько тысячных банкнот.

– Заработать хочешь?

 

Москва, район ВДНХ. 23 августа 20… года

Оперативное время 4 часа 7 минут.

 

Человека, контакт которого ему дали в далекой, разорванной войной стране было трудно не заметить – даже если учесть, что он не видел никогда его лица. Суховатый, пожилой мужчина лет пятидесяти, итальянский костюм за восемь штук, красный галстук как удавка… наверное, повязывал второпях руки тряслись.

Предаст и не оглянется. Может, уже предал. Община – вышла на него давно, они имели общие дела. Через его – в Москве каждый месяц толкали десять – двенадцать килограммов чистейшего героина. Героин этот был родом не из Афганистана, а из долины Бекаа, одного из исконных мест возделывания опиумного мака. Часть денег – оставалась в Москве на нужды братьев. Сейчас – он должен был использовать то, что спецслужбы называют «матрица». Заранее купленные и арендованные квартиры, склады, дома, транспортные средства. Заготовленные еда, вода, возможно, что боеприпасы. Все что нужно для того, чтобы небольшой группе людей – несколько дней выживать и активно действовать в многомиллионном городе, не совершая ничего такого, что привлекло бы внимание полиции или спецслужб.

Быстрый переход
Мы в Instagram