Loading...
Изменить размер шрифта - +
Самое главное, это вовсе не сказать последнее слово, а поставить на своем.»

В женской логике каждое утверждение может быть не только опровергнуто, но и отвергнуто. Отвергая высказывание, вы признаете его бессмысленным и оставляете без внимания. Если вы отвергли последнее высказывание собеседницы, ваше предпоследнее утверждение остается без ответа и, таким образом, становится доказанным. Например, самые основательные соображения можно отвергнуть словами «Ну и что?»  или «А больше ничего не смог придумать?» .

В одном из следующих параграфов мы на примере попробуем показать, как отвергаются аргументы. Здесь мы заметим только, что высказывания собеседника, основанные на очевидных фактах, необходимо отвергать, так как опровергнуть их затруднительно даже в женской логике. Факты… Не все они нам по вкусу, но отрицать их – признак низкой квалификации. Поразительно, как мало надо его подправить, чтобы факт из врага превратился в союзника.

Подводя итог, заметим, что для дамы не важно содержание ответа собеседницы, а важно лишь то обстоятельство, что она ответила. И это обстоятельство возмутительно.

 

Проблемы семантики

 

Необходимо иметь в виду и постоянно помнить, что высказывания дам многоплановы. Анализируя любое высказывание дамы, следует ответить, как минимум, на три вопроса:

1) Что сказала дама,

2) Что хотела сказать дама,

3) Что она фактически сказала.

Далее следуют вопросы второго уровня:

4) Что она хотела фактически сказать,

5) Что она на самом деле фактически сказала,

и так далее… Уровней может быть много. Ввиду элементарного характера настоящего руководства, ограничимся вопросами первого уровня. Для иллюстрации представим себе следующую сцену:

 

Сантуцци в сопровождении юного Герцога гуляет по парку и неожиданно (для него) просит своего спутника завязать ей шнурок на ботинке. Герцог смущен:

– Но он завязан! – говорит он.

– Идиот! – отвечает Сантуцци.

Герцог ошарашен и обижен:

– Но чем я заслужил, мадемуазель…

– Оставьте меня!

Герцог уходит, сетуя про себя на непонятные капризы своей дамы и на полное отсутствие логики в поведении женщин. («Я знала, что он идиот, но и представить себе не могла, что он такой идиот!» – скажет потом Сантуцци своей доверенной служанке.)

 

Итак, первое высказывание – просьба. Что хотела сказать дама, Герцог не догадался предоставим догадаться читателю), и потому фактически она сказала только то, что сказала. Вторым высказыванием Сантуцци не хотела обидеть Герцога, а только указывала ему на его ошибку. Если бы она не дала волю своей (вполне объяснимой) досаде, она высказалась бы мягче. Но Герцог понял ее буквально, и потому фактически она его просто обидела.

Можно предполагать, что в третьем высказывании Сантуцци хотела сказать: «Ничего Вы не понимаете! Не говорить же Вам прямо…», входило ли в ее намерения остаться одной, мы не знаем. Но, опять‑таки, она была понята буквально.

Для того, чтобы дать читателю представление о вопросах второго уровня, допустим, что вся сцена была разыграна. Представим себе, что перед ее началом Сантуцци заметила стоящую на балконе свою кузину Франческу, и захотела продемонстрировать ей может быть то, что не произошло из‑за идиотизма Герцога, а может быть и то, что в действительности произошло. Что же, и кому, на самом деле она хотела фактически сказать, когда просила Герцога завязать ей шнурок? К тому же она не могла не учитывать, что все, увиденное Франческой, тут же станет известным старой Маркизе…

По результатам опросов известно, что к числу основных достоинств спутника жизни дамы относят понимание с его стороны. Однако, нигде не уточняется, до какого уровня должно доходить это понимание.

Быстрый переход