Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Он умел переводить и мог понять речь любого существа, но язык шагов непереводим. Это вообще не язык. – Или даже хуже, – продолжил Гранди. – А что, если это...

И тут оно выступило из тумана.

– Огр! – в ужасе крикнул Дор. Прямо на тропе! Тропинка расколдовалась? Но только на ней можно было не бояться...

Оно приближалось. Громадина, в два раза выше Дора и в два раза шире! Зловеще чернел провал утыканной зубами пасти. Ужасный рык, напоминающий выдох истомленного голодом дракона, вырвался из нее.

– Закорючка, нужна твоя ручка, – пробормотал Гранди. – Как это понять?

– Как? – спросил Дор, от неожиданности перестав бояться.

– Оно сказало, а я перевел, – объяснил Гранди.

Дор все понял – чудовище решило полакомиться его руками.

– Нетушки! – крикнул мальчик. – Руки мне еще пригодятся! Пусть и не зарится.

Однако Дор сразу засомневался: если великан настроился поесть, избежать этой участи будет трудновато. Такие громадины любят похрустеть косточками.

Великан снова взревел.

– Мы детишек не едим, просто помощи хотим, – перевел Гранди, и вдруг на личике голема отразилось удивление. – Это же Хруп! Травоядный огр!

– А зачем ему мои руки? – недоверчиво спросил Дор.

Великан раскрыл рот. Он улыбался. Очень похоже на вулканическую трещину. Дыхание со свистом вырывалось из нее.

– Привет, языкатый прохвост ростом с комариный хвост, – перевел голем и радостно добавил: – Это огр ко мне обращается! Рад встрече, Хруп! Как женушка поживает, которая даже зомби сердца покоряет?

– День ото дня расцветает и верность мне сохраняет, – ответил Хруп.

Дор постепенно стал понимать и без перевода. Чудище говорило на родном языке мальчика, но с жутким произношением, которое и затемняло смысл.

– Натворил с ней даже дел – наш пацаненок Загремел, – похвалился огр.

Дор уже понял, что тропинка вовсе не расколдовалась. Просто Хруп безвреден, ну, не совсем безвреден, с любым огром надо держать ухо востро, но этот, по крайней мере, не питался мясом, то есть люди спокойно могли находиться с ним рядом.

– Пацаненок, то есть ребенок, загремел? – спросил Дор.

– Загремел – мой сыночек, – объяснил Хруп, – с тебя росточком, куда‑то пропал. Ты не видал?

– Куда он загремел? – встревожено спросил Дор. Может, и в самом деле дорожка расколдовалась и на ней теперь опасно?

– Глупый! Загремел – это имя его сына, – объяснил Гранди. – У огров обычно очень живописные имена.

– Куда же подевался Загремел? – спросил Дор, все еще беспокоясь. – Жены троллей съедают своих мужей. Так, может, и огры...

– Загремел под дождичком вышел погулять, а теперь не можем его мы отыскать.

Недавний ливень для огров просто дождичек? А как же иначе! Хруп наверняка пользуется молнийными зигзагами как зубочистками.

– Мы поможем найти ребенка, – пообещал Дор. Предстоящие поиски уже захватили его воображение. Идя по следу великанчика, он отвлечется от мрачных мыслей. Хруп искал тщетно и попросил протянуть ему руку помощи. Помочь огру – мало кому из людей выпадала такая честь!

– Гранди будет расспрашивать одушевленные существа, он знает все языки, я же займусь неодушевленными. Найдем Загремела моментально!

Хруп с облегчением вздохнул. Порыв ветра чуть не унес Дора.

Они прошли к месту, где великанчика видели в последний раз. Загремел стоял здесь, объяснил папа Хруп, и кушал гвоздику, пополняя внутренний запас железа, а потом как сквозь землю провалился.

Быстрый переход
Мы в Instagram