Loading...
Изменить размер шрифта - +
И шутливо потерся носом о ее шею.

Рива поднесла куртку к лицу, почувствовала его запах, и этот запах вызвал в ее душе острый приступ боли, чуть было не заглушивший гнев.

Но она не могла позволить себе такую слабость. Рива снова вытащила из сумки мини-дрель и методично рассверлила кожаную куртку в клочья. Потом она швырнула то, что осталось от куртки, на пол и потоптала каблуком.

Теперь ее лицо полыхало яростью. Подходя к спальне, она заметила мелькающий за неплотно прикрытыми дверями свет. «Свечи», — догадалась Рива. Она даже различала запах каких-то пряных женских духов. И еще до нее доносились приглушенные звуки музыки — нечто классическое, как и розы, и ароматические свечки.

«Как все это похоже на Фелисити! — с яростью подумала Рива. — Все так женственно, так утонченно, так идеально». Сама она предпочла бы в качестве фона для своего эффектного появления что-нибудь более современное, сегодняшнее, грубовато-низменное. Например, музыкальные вопли Мэвис Фристоун, шокирующие некоторые чувствительные души.

А впрочем, все это не имеет значения. Эту мелодию нетрудно заглушить, вытеснить из сознания. В голове у Ривы звенела куда более громкая музыка: неистовая, яростная музыка негодования. Носком ноги она распахнула дверь пошире и проскользнула внутрь.

Ее взору предстали две фигуры, прильнувшие друг к другу под шелковым покрывалом с кружевной отделкой. «Уснули, — с горечью подумала Рива. — Согрелись, устроились поудобнее, насладившись сексом, и уснули».

Их скомканная одежда валялась рядом с кроватью. Судя по всему, им не терпелось начать. Рива смотрела на них, на второпях брошенную одежду, и ее сердце разрывалось на части. Усилием воли она отбросила переживания и подошла к кровати, крепко сжимая в руке парализатор.

— Подъем, куски дерьма!

С этими словами Рива сдернула шелковое с кружевом покрывало — и увидела кровь.

…О господи, сколько крови! Тела, простыни — все было залито кровью. У нее закружилась голова. В нос ей ударил запах смерти, смешивающийся с нежным ароматом роз и свечей. Ее замутило, она закашлялась и отшатнулась от кровати.

— Блэр! — крикнула Рива и бросилась вперед, набирая воздух в легкие для нового крика.

В следующее мгновение какая-то тень выскользнула из темноты. Краем глаза она уловила движение, краем сознания ощутила запах — резкий медицинский запах, сразу заполнивший ее горло и легкие. Рива повернулась, сама не зная, что собирается делать — бежать или бороться, — и поплыла по воде, в которую вдруг превратился воздух вокруг нее. Руки и ноги онемели секундой раньше, чем закатились глаза.

Она бессильно опустилась на пол рядом с мертвецами, которые ее предали.

 

 

Под ней простерлось тело ее мужа — неподвижное, теплое и сильное. Потом одна из его волшебных рук поднялась, и он провел ладонью по ее позвоночнику — от затылка к пояснице.

— Если хочешь, чтобы я сдвинулась, — пробормотала Ева, — считай, тебе не повезло.

— Я как раз считаю, что мне очень даже повезло. Радушный прием в родном доме. Хотя отлучка была не такой уж долгой, меньше двух суток.

Ева улыбнулась в темноте. Она любила его голос с напевным ирландским акцентом.

— Я не спросила: ты заезжал на обратном пути в Ирландию повидаться с… — Ева запнулась, не в силах привыкнуть к мысли, что у Рорка есть семья, — с родственниками?

— Да, заезжал. Душевно провел несколько часов. — Он продолжал водить ладонью вверх-вниз по ее спине, пока глаза у нее не начали слипаться. — Странно, правда?

— Да, к этому надо привыкнуть.

— А как поживает новый детектив?

Ева уютно устроилась у него на груди, вспоминая свою бывшую помощницу, недавно получившую офицерское звание.

Быстрый переход