Изменить размер шрифта - +
Одно из них украшали изображения чертей с вилами, другое – ангелов в окружавшем их сиянии.

Все эти детали Орб наблюдала как бы со стороны – сама она в подвенечном платье стояла в другом конце зала, дожидаясь начала церемонии.

В какой‑то миг пустые скамьи вдруг оказались заполнены народом. Здесь сидели все – абсолютно все! – знакомые Орб, включая тех, кто давно уже умер. Товарищи по детским играм, учителя, родственники и случайные знакомые, друзья и те, с кем она за всю жизнь перемолвилась лишь парой слов…

Орб очень хотелось подойти и поболтать с ними – ведь среди гостей был и ее отец, Пасиан, и много других людей, которых она не видела целую вечность. Но сделать этого было нельзя. Она – невеста и не должна покидать своего места. Кроме того, возможно, многие из этих этих лиц – иллюзия. Вряд ли Бог отпустил Пасиана в Ад на ее свадьбу.

Вошли инкарнации и расселись по местам. Вот они – Танатос, Хронос, Ниоба в роли Судьбы, Мима – Марс и Сатана. Место Геи осталось пустым – не могла же Орб находиться в двух местах одновременно.

Кресло, предназначенное для Бога, тоже оставалось пустым. Его, конечно, пригласили, но Он никогда не вмешивался ни в дела смертных, ни в дела бессмертных. В любом случае глупо было бы ждать от Него поддержки, ведь этот союз должен был изменить соотношение сил в пользу Зла. Орб подумала, что ей жаль Бога. Если только Он не…

А что Он, собственно, сделает? Испепелит их всех на месте, чтобы предотвратить этот брак? Нет, так Он поступить просто не может. Но если Он ничего не сделает, свадьба состоится, и сила рано или поздно окажется в руках Сатаны.

А если Бог решит как‑то отреагировать на это событие? Что станет тогда с самой Орб? Что ж, она принимала решение с открытыми глазами.

Огромное пустое кресло никак не отвечало на ее немой вопрос. Интересно, Бог смотрит на них? Если бы Он подал хоть какой‑нибудь знак!..

Мима поднялся со своего места и направился к ней.

И все началось. На хорах появились дети – ой, нет, маленькие демоны в белом и с нотами в руках. Наверное, их подбирали по росту. Демоны запели, и в любом другом месте такие голоса, не колеблясь, назвали бы ангельскими. Орб никогда не слышала, чтобы смертные пели так хорошо. Каждый звук, каждая нота были самим совершенством.

Потом в хоре началось какое‑то странное движение. Орб вгляделась пристальнее и обомлела: то один, то другой маленький демон вспыхивал и исчезал в воздухе. Их место тут же занимали другие, так быстро, что пение не прерывалось.

Подошел Мима.

– Готова, Орб? – спросил он.

– Как водится, коленки дрожат, – вымученно улыбнулась Орб. – Что происходит с хором?

– Ангельское пение, – объяснил Мима. – Для демонов это не полезно.

– Они гибнут? – в ужасе спросила Орб. Она совсем не испытывала симпатии к демонам, но это, пожалуй, было уже слишком. – Только потому, что хорошо поют?

– В нормальной ситуации демоны ничем не могут походить на ангелов. Ради сегодняшнего события им выдано специальное разрешение. Но когда они поют лучше, чем им позволяет природа, то превращаются в падшие души. Это более высокая ступень. Падшие души не могут петь в хоре демонов. Они пропадают, и их место занимают другие демоны, которые тоже не хотят упускать такой возможности.

– Значит, Сатана поступает порядочно?

– Похоже на то, – ответил Мима. – Тут все честно, вся церемония. Он хочет, чтобы ни к одной мелочи или формальности нельзя было придраться и заявить, будто ваша свадьба недействительна.

– А почему вы все пришли? Вы же против!

– Мы заключили сделку и хотим поддержать тебя. Ты это заслужила.

Орб рассмеялась, быть может, немного нервно:

– По‑моему, пора начинать.

Быстрый переход
Мы в Instagram