Изменить размер шрифта - +
Давай жвачку.

Бергман и Кассандра взяли себе по двойной порции кофе и смотрели на Коула с напряженной досадой — как родители на тупоголового подростка, который не слушает их резона. Не совсем понимая, к чему я веду, они стали смотреть на меня внимательно, а Коул полез в свою заначку. Под запах «даббл-баббл» и возрастающий интерес публики наши планы были изложены, составлены и выполнены с точностью часового механизма.

Должна признать, что нас чуть не поймали, потому что мы все это время ржали, как маньяки. (Ладно, ладно — Вайль поначалу даже не улыбнулся. Но когда мы убедили его, что выступаем с высоких моральных позиций — пусть они выше всего на дюйм, — он чуть-чуть показал кончики клыков.) Нам всем — а в особенности Коулу — приятно было представить морды пикетчиков — которые «отмечены проклятием», — когда они утром увидят привязанные к бамперу своего фургона гробы Луна и Пенгфей, а на крышке у каждого надпись: «СВЕЖЕЗАХОРОНЕННЫЕ».[4]

Мы вернулись домой вовремя, чтобы Вайль успел ввалиться в спальню, поставить свой тент и заползти внутрь. Глупый поступок, невероятно глупый. Но Коулу он помог стряхнуть с себя коросту и вернуть радостное состояние души.

Цель достигнута.

 

Глава 40

 

Мы стояли с Коулом, Кассандрой и Бергманом возле нашего фургона, наблюдая рассвет над городом.

Коул отхлебнул кофе.

— Не пойму, Жас, отчего ты так спокойна, — сказал он. — Я вот о чем: ты вчера считала, что Самос у тебя в кармане. А он опять ускользнул у тебя между пальцев. Я не так давно тебя знаю, но сказал бы, что ты в таком случае должна скрипеть зубами и волосы на себе рвать.

Он посмотрел на Бергмана, ища подтверждения.

— Это да, — согласился Майлз. — Однажды в колледже она так разозлилась, когда ограбили нашу квартиру, что кулаком пробила дверь ванной.

— А потом нашла того типа, — напомнила я Бергману.

Он кивнул:

— Она получила обратно все наше барахло и еще заставила вора дверь заменить.

— Так в чем же дело? — спросил Коул.

— И мне любопытно, — присоединилась Кассандра. — Ты нам сказала, что криминалисты не нашли отпечатков пальцев. Никаких источников ДНК. Никаких научных доказательств, что Морти Фраермана убил Самос. Так чего же ты так хладнокровна?

— А потому что я ушла из ателье Фраермана, имея кое-что на этого типа, — ответила я. По лицу — я чувствовала — расползалась улыбка, и плевать мне было, что она малость недобрая. — Нашла нечто такое, что позволит выделить Самоса в толпе. Когда будет время и возможность, это нечто меня на него выведет. А тогда мы с Вайлем его завалим.

— Так что же ты привезла домой из Рино? — спросил Коул.

Мне хотелось тихо засмеяться, потирая руки, но в данных обстоятельствах это выглядело бы слишком… маниакально. Я просто еще отхлебнула кофе и ответила:

— Запах вампира.

Быстрый переход
Мы в Instagram