Loading...
Изменить размер шрифта - +

— Это же машина Слепцова. И номер его.

— Значит, решила вернуть украденное. Я думаю, что она хочет заключить с ним мир. Спектакль затянулся. Все соки из мужика высосали.

— Хороший мир получится. Она надолго его запомнит, если только ему дадут шанс попасть на крышу.

— Если она пустит слезу, то он может отказаться от своей идеи. При всех его достоинствах Слепцов слишком сентиментален.

— Но при этом очень зол. Сейчас его слезами не проймешь.

— Увидим.

— Марганцовку принес?

— Нет. Но нашел трехлитровую банку томатного сока.

— Сойдет.

— Кажется, дождь собирается. Это хорошо.

— Хорошо в луже валяться?

— Прохожих меньше. Я не знаю, сколько времени мне придется изображать труп. Зачем людей пугать. Вызовут настоящую милицию, «скорую», толпа соберется. А когда я оживу, у многих инфаркт случится.

— Не беспокойся. Раньше ночи развязка не наступит.

 

 

* * *
 

Звук шагов по железным ступеням стал для Метелкина сигналом. Слепцов появился на площадке. Остановился и осмотрелся по сторонам. Метелкин вышел из тени и загородил собой окно.

Слепцов его заметил и пошел выше. Снизу доносились женские крики. Успеет. Сумел-таки оторваться. Молодец. Настя права. У мужика уникальное чутье.

Павел вышел на крышу. Он уже знал, где ему искать страховочный ремень. Подойдя к краю в том месте, где, по его расчетам должно было находиться окно, он заметил висящий на парапете пояс. Обвязав себя вокруг талии и пристегнувшись, он встал у самого края.

Прошло еще несколько секунд, и он услышал за спиной голос Алены.

— Не смей!

Сигнал дан. Он зажмурил глаза и спрыгнул вниз.

Перед Метелкиным промелькнула тень. Трос натянулся. Он вцепился в него и начал тащить вверх. Слепцов оказался не слишком тяжелым грузом. Полугодовая диета пошла ему на пользу.

В окне появилась его голова, потом руки. Он ухватился за подоконник и с помощью Метелкина взобрался в окно и свалился на пол.

— Ну как?

— Слишком резкий рывок. Боялся, что меня переломит на две части.

— Многие пытались сломать вас, но не получилось.

Слепцов встал, скинул с себя пояс, и они ринулись к лестнице. Ничего не получилось. На крышу взбирался весь зрительный зал.

Толпа просачивалась в течение нескольких минут, и они залегли в темноте, пережидая поток.

— Похоже, что поверили.

— Наверняка. Я разыграл неплохую сцену внизу и написал новый финал романа. Алене пришлось его зачитывать вслух. Таким образом у меня образовалась фора.

— Все предусмотрели.

— Далеко не все. Кинотеатр стал для меня сюрпризом, а фильм произвел неизгладимое впечатление. Сработано в лучших традициях мирового кино. Проект может стать уникальным, если закончить его хеппи-эндом. Пока не получается. Поживем — увидим.

— Надо идти вниз. Сейчас там никого нет.

Они спустились вниз и вышли на улицу.

— Идите налево. Там скверик. Настя ждет вас, а я должен ждать толпу. Когда они выйдут на улицу, дам сигнал Дику, чтобы он оживал и сматывался.

— Как?

— У него в кармане зазвонит телефон. Удачи вам.

Слепцов похлопал Метелкина по плечу.

— Ну а как дела с французской переводчицей?

— Она в Москве. Думаем пожениться. Артисты во Франции хуже наших. Переигрывали. Но общее впечатление неизгладимо.

— Так всегда бывает, когда влюбляешься.

Павел пошел в указанном направлении.

Настя сидела на скамеечке за деревьями, в темноте ее не сразу заметишь, но с ее места хорошо просматривалась освещенная фонарями площадка, где в луже томатного сока отдыхал «покойничек».

Быстрый переход