Loading...
Изменить размер шрифта - +

— Не простудился бы, — с печалью в голосе сказала Настя.

Слепцов сел рядом.

— Тоже твой сыщик?

— Лучший из лучших. Журавлев живая легенда. Он не вылезает из экстремальных ситуаций. Ты год мучился, а для него подобные приключения образ жизни. Обязательно вляпается в грязную историю там, где криминалом и не пахнет. Тоже своего рода чутье.

— Познакомишь?

— Обязательно. Можешь написать о нем свою следующую книгу. Читатель не сдохнет от скуки. Гарантирую. Кстати. Твоя женушка приехала на твоей машине. Стоит рядом в переулке.

— Отлично. Открыть сумеешь?

— Без проблем.

Внезапно труп вскочил на ноги и бросился на газон, скрывшись в тени. Из-за угла вывалила толпа. К их разочарованию, кроме мокрого красного пятна, на месте ничего не осталось.

Журавлев подошел к скамейке.

— Рад с вами познакомиться. Дик. Извините за неприглядный вид. Переоденусь в машине. Читал ваши книги. В жизни вы проделываете трюки поинтереснее.

— Я тоже наслышан о вас.

Настя усмехнулась.

— Хорошее знакомство. Вам надо подружиться, ребята. Следующее твое дело, Павел, будет вести Журавлев. У меня нет той прыти, с которой вы действуете. Не успеваю реагировать.

— О каком еще деле ты говоришь? — спросил Слепцов.

— О твоем, Паша. Неужели ты сам веришь, что теперь твоя жизнь вернется в мирное русло, а ты сядешь в удобное кресло, вытянув ноги к камину, и начнешь сочинять новые романы. С твоей женой придется забыть о покое. Присказка кончилась, а сказка впереди.

«А ведь она права», — подумал Слепцов.

 

 

* * *
 

Он сидел за рулем собственной машины и ждал. Долго ждал. Глубокая ночь окутала город.

И вот появилась она.

Алена шла к машине усталой и разбитой. Ему стало жалко ее, и он решил не пугать жену. Открыв дверцу, Павел вышел.

Увидев его, она вздрогнула и застыла. Пауза. Потом она сорвалась с места и бросилась ему на шею.

Объятия длились недолго. Лена отпрянула и глянула на него с ненавистью.

— Мерзавец!

Она размахнулась, но он поймал ее руку.

— Будем устраивать драку на улице? Нас заберет настоящая милиция. А я бомж.

— Твои документы в моей сумочке.

— А твой паспорт у меня в кармане. Что еще интересного у тебя есть?

Алена обошла машину и открыла багажник.

Слепцов увидел свой рюкзак, с которым не расставался от Казахстана до Москвы.

— Ты его не потерял, не бросил, не сжег. Забирай обратно.

— Псевдогероин, который я волок на своем горбу три тысячи верст, — булыжники. Собака в поезде наркотиков не учуяла.

— Да, булыжники. Возможно, они тебе пригодятся в качестве сувенира. Жаль выкидывать. Столько испытаний, и вдруг на помойку.

Слепцов раскрыл рюкзак, вынул сверток и размотал

его.

По багажнику рассыпались золотые монеты, а булыжники превратились в изумруды, аметисты и бриллианты. Он и догадаться не мог, что таскал на себе содержимое собственного сейфа. А ведь мог оставить на дне реки вместе с джипом.

— Значит, я опять стал богатым?

Она протянула ему ключ от банковского сейфа.

— И очень сильным. Я горжусь своим мужем. И давно ты догадался, что тебя разыгрывают?

— Когда понял, что попал в литературные герои. В жизни все мрачнее и страшнее. Только в книгах герои выпутываются из любой ситуации. Я каждый раз выпутывался. Так не бывает.

— Какой ты у меня умный. — Алена достала из багажника книгу в кожаном переплете. — Ты так и забыл в машине подарок Бурцевой.

— Забыл. Кроме картинок ничего интересного.

Быстрый переход