Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

   Флойд отозвался как можно спокойнее:
   - Не жалуюсь. А что?
   - Линия защищена от подслушивания? Нет. Слава богу, это для меня теперь без надобности.
   - Тогда попробуем так. Вы помните последний проект, которым занимались?
   - Еще бы! Полагаю, работы идут по графику.
   - В том-то и беда. Мы можем выиграть максимум месяц. Значит, мы безнадежно опаздываем.
   - Не понимаю, - невинно произнес Флойд. - Конечно, времени терять не хотелось бы, но ведь и четких сроков нет.
   - Есть, и даже два.
   - Это для меня новость.
   Даже если Виктор и ощутил иронию, он предпочел ее не заметить.
   - Да, два срока. Один из них установлен обстоятельствами, другой - людьми. Наши старые соперники опережают нас на год.
   - Плохо.
   - Это не самое худшее. Даже не будь их, мы все равно опоздаем.
   Когда мы прибудем к... на место действия, там ничего не останется.
   - Забавно. Неужели конгресс отменил закон тяготения?
   - Я не шучу. Ситуация... нестабильна. Я не вправе входить в подробности. Вы будете дома?
   - Да, - ответил Флойд, с удовлетворением подсчитав, что в Вашингтоне уже далеко за полночь.
   - Хорошо. Через час вам доставят пакет. Как только ознакомитесь, свяжитесь со мной.
   - Так поздно?
   - Что делать, время дорого.
   Миллсон сдержал слово. Час спустя полковник ВВС - ни больше ни меньше - вручил Флойду запечатанный конверт.
   - Боюсь, мне придется его забрать, - извинился сановный курьер.
   Пока он терпеливо болтал с Каролиной, Флойд, устроившись поудобнее, изучал документы. Их было два. Первый - очень короткий, с грифом "Совершенно секретно" (Впрочем, "совершенно" было зачеркнуто, и это удостоверяли три подписи.) - Отрывок из длинного доклада, подвергнутый строгой цензуре и полный раздражающих пропусков. Однако суть его сводилась к одной-единственной фразе: русские доберутся до "Дискавери" намного раньше его хозяев. На корабле "Космонавт Алексей Леонов" - Дмитрий, как всегда, сказал правду.
   Второй документ, с грифом "Для служебного пользования", оказался гораздо длиннее. Это была ожидавшая окончательного одобрения статья для "Сайенс" об аномальном движении "Дискавери" - десяток страниц, испещренных математическими формулами и астрономическими таблицами. Флойд изучал статью как песню, отделяя слова от мелодии и пытаясь обнаружить малейшую нотку - хотя бы смущения. Статья восхитила его. Из текста нельзя было понять, что те, кто отвечал за слежение, захвачены врасплох и что лихорадочное расследование все еще продолжается. "Головы полетят, - подумал Флойд, - и Виктор займется этим с удовольствием. Если его голова не полетит первой... Правда, он протестовал, когда конгресс урезал ассигнования на станции слежения. Возможно, это его спасет".
   - Спасибо, полковник, - сказал Флойд, возвращая бумаги. - Секретная информация, как в старое доброе время. Но не могу утверждать, чтобы я скучал без нее.
   Полковник спрятал пакет и щелкнул замками.
   - Доктор Миллсон просил позвонить как можно скорее.
   - Но моя линия не защищена. А я жду важных гостей, да и не вижу смысла ехать к вам в Хило, чтобы сообщить, что ознакомился с двумя документами. Передайте, что я их внимательно изучил и с интересом жду новых сообщений.
   Одно мгновение казалось, что полковник собирается возразить. Но, видно, он передумал, сухо попрощался и скрылся в ночи.
   - В чем дело? - спросила Каролина. - Разве мы кого-нибудь ждем?
   - Просто не люблю, когда на меня давят.
Быстрый переход
Мы в Instagram