Loading...
Изменить размер шрифта - +
А от ее улыбки он почувствовал себя идиотом. Решив поверить ей на слово, он протянул руку.

— Позвольте мне помочь вам.

Слова, простые слова пронзили ее до самого сердца.

Сколько бы раз она их ни слышала, всегда рассчитывала только на себя.

Гейб не знал, как обращаться с беременными женщинами. Может быть, они хрупкие? Хотя, если учесть, через что им предстоит пройти, все как раз наоборот. Но сейчас, столкнувшись с одной из них, он боялся, что она развалится от одного прикосновения.

Помня о скользкой дороге, Лора крепко держала его за руку, когда они направились к джипу.

— Как здесь красиво, — сказала она, когда они подошли к машине. — Правда, должна признаться, я предпочитаю смотреть на снег из теплого помещения. — Она глянула на высокую ступеньку под дверцей джипа. — Наверное, вам придется меня немного поддержать. Я не так проворна, как прежде.

Гейб положил в машину ее чемодан, раздумывая, как бы половчее схватить ее.

Что-то бормоча себе под нос, он засунул одну руку ей под локоть, а другую под бедро. Вопреки его ожиданиям Лора скользнула на сиденье почти без затруднения.

— Спасибо.

Он что-то проворчал, захлопнул дверцу и сел за руль. Немного поманеврировав, они с минимумом усилий выехали на дорогу.

Надежный джип начал подниматься в гору. Они ехали довольно медленно, и Лора разжала руки, которые, наконец, перестали дрожать.

— Я не знала, что здесь кто-то живет. Если бы знала, то уже давно попросилась бы к кому-нибудь на ночлег. Вот уж не думала, что в апреле бывают такие снежные бури.

— У нас они случаются и позже. — Пока что он молчал. Он уважал чужую частную жизнь так же ревностно, как и свою. Но обстоятельства были необычными. — Вы пустились в дорогу одна?

— Да.

— А не рискованно ли это в вашем положении?

— Я планировала через пару дней быть в Денвере. — Она коснулась рукой живота. — Мне осталось еще шесть недель. — Лора глубоко вздохнула. Доверяться ему рискованно, но у нее не было иного выбора. — Вы живете один, мистер Брэдли?

— Да.

Пока он поворачивал на узкую, заснеженную дорожку, она попыталась получше рассмотреть его. Во всяком случае, она надеялась, что под белым снегом скрыта дорожка.

В его лице было что-то твердое, жесткое и холодное. И в то же время оно было достаточно тонким, чтобы не выглядеть грубым. Гейб чем-то напоминал ей мифического военачальника.

Но какое потрясение и какую мужскую беспомощность она прочла в его глазах, когда он увидел ее огромный живот! И все же почему-то она верила, что с ним будет в безопасности. А впрочем, ничего другого ей и не оставалось, как только верить.

Он почувствовал ее взгляд и угадал ее мысли.

— Я не маньяк.

— Я это поняла. — Она улыбнулась и снова стала смотреть в ветровое стекло.

Сквозь сплошную снеговую завесу дома почти не было видно, даже когда машина остановилась перед ним. Но то, что Лора смогла рассмотреть, ей понравилось. Это был простой приземистый деревянный дом с крытым крыльцом и квадратными окнами. Из трубы вился дымок.

Перед домом намело целые сугробы, но от дорожки к верхним ступенькам крыльца все же просматривалась узенькая тропинка. Вечнозеленые растения по углам дома стояли сплошь в снежных шапках. Никогда еще ей не доводилось видеть такого уютного места, как эта засыпанная снегом хибара в горах.

— Замечательное место! Вы, наверное, здесь очень счастливы?

— Здесь у меня много работы. — Гейб обошел машину, чтобы помочь ей выйти.

«Она пахнет свежестью, — подумал он, — или, скорее, водой, чистой, нетронутой водой, бегущей по горам весной».

Быстрый переход