Loading...
Изменить размер шрифта - +
Я думал, что в наши дни Процветающего Государства вся бухгалтерская деятельность автоматизирована. Брисби, должно быть, слегка отстал в этом отношении. Но вы не удивлены, что ваша последняя инкарнация – это не Дуглас Мак‑Артур, не Эйзенхауэр, или не виконт Монтгомери? Ради, так сказать, сохранения логики событий.

– Не мне вопрошать. Пути вечного духа сокрыты тайной.

– Понимаете ли, мы уже пару раз приглашали принять участие в нашей передаче людей, которые прошли через несколько инкарнаций. И что меня больше всего удивляет в людях, которые… ээ… утверждают, что рождались несколько раз, это то, что они никогда не воплощались в садовника, следившего за расписанием рабочих смен на бахче Тамерлана, но всегда в Тамерлана собственной персоной. Никогда не были трубочистом в Москве 1175 года, а только Екатериной Великой. И как это получается, что вы, ребята, которые рождаетесь повторно, всегда в прошлых жизнях были большими шишками?

Миллер отреагировал на эти слова, как и на все остальное, со спокойным достоинством и подкупающей искренностью, которые, решил Эд, наверняка покажутся придуркам, слушающим передачу, признаками сумасшествия.

– Я должен сослаться на казус Бриди Мэрфи.

– Тише, – дружелюбно сказал Эд. – Тут вы меня поймали. Ребята, вы должны помнить – году в пятьдесят шестом или около того вся страна говорила о леди из Колорадо, которая впадала в гипнотический транс и вспоминала свою предыдущую жизнь, в которой она была простой ирландской девушкой в конце восемнадцатого века.

Звякнул телефон, и Эд поднял трубку.

– Звонит профессор Ди, Крошка Эд, – сказала Долли. – Он хочет задать гостю пару вопросов.

Эд Уандер положил трубку и подал знак Джерри в контрольной будке.

– Ребята, нам только что позвонил профессор Вэрли Ди, – сказал Эд. – Вы наверняка помните профессора, он преподает антропологию в нашем университете. Он несколько раз вел у нас проблемные дискуссии. Профессор – один из величайших скептиков всех времен. Да уж, ребята, его не проведешь, он никому на слово не верит! Профессор Ди хочет задать нашему уважаемому гостю, мистеру Рейнхолду Миллеру, несколько вопросов. Если мистер Миллер не станет возражать, мы просто переключим телефон так, чтобы вы, наши слушатели, слышали обе говорящие стороны. Вы не против, мистер Миллер?

– Я готов отвечать на любые вопросы, заданные любым образом.

– Отлично. Итак, профессор?

Раздался скрипучий голос Вэрли Ди:

– Вы говорите, что были Александром Великим. Если это правда, вы должны хорошо помнить битву при Иссе, одну из самых знаменитых побед Александра.

– Я помню ее так ясно, словно она была вчера.

– Не сомневаюсь, – саркастически отозвался Ди. – Ну так скажите, где был во время битвы Птолемей?

– Кто?

– Птолемей. Птолемей, который впоследствии основал македонскую династию в Египте и был предком Клеопатры.

– А, Птолемей, – Рейнхолд Миллер прокашлялся. – У вас неверное произношение. Он…

– Я изучал древнегреческий в течение восьми лет, – язвительно произнес профессор Ди.

– Он сражался на левом фланге.

– Неверно! – сказал Ди. – Он был одним из гетайров и сражался плечо к плечу с Александром, Черным Клейтом и остальными…

– Чушь, – сердито сказал Миллер. – Вы это вычитали в какой‑то дурацкой книжке по истории. Уж я‑то знаю, где он сражался. Кому лучше знать? Это я был там, не кто‑нибудь.

Джерри в контрольной будке делал круговые движения рукой, показывая Эду Уандеру, что пора закругляться.

Эд собрался отключить профессора, но тот как раз заговорил:

– Ну ладно, я не буду спорить.

Быстрый переход