Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

     Анжелика отстранено следила за пляской теней вокруг ее ложа. Вот ее приподняли, застелили постель свежими простынями, медная грелка, согревая ложе, мягко и щекотно протанцевала вокруг нее. Она почувствовала себя лучше, холод, сковавший ее члены, сменился теплом: ее растерли, потом дали стакан горячего пряного вина.
     - Выпейте, моя милая, надо обновить вам кровь, а то вы много ее потеряли.
     До нее стал доходить терпкий вкус вина с корицей и имбирем...
     Ах, запах пряностей.., запах счастливых странствий!.. Именно с такими словами на губах умер старый Савари.
     Анжелика открыла глаза и увидела перед собой большое окно с тяжелыми занавесями, а за окном - густой, как дым, туман.
     - Долго до утра? - спросила она.
     Женщина с красными щеками, сидевшая у ее изголовья, посмотрела на нее с удовлетворением.
     - Да уж давно день. А в окне - не ночь, а туман от реки. Она течет там, внизу. Свежо сегодня. В такое время лежат в постели, а не скачут на почтовых. Вы славно подгадали. Теперь, когда вы уже выбрались, можно сказать, что вам повезло.
     Поймав яростный взгляд Анжелики, матрона удивилась и решила настоять на своем:
     - Ну что вы, что вы! Ведь для дамы в вашем положении дети никогда не желанны. Я-то уж знаю! Немало тех, кто посылал за мной, чтобы избавиться от воробышка, пойманного некстати. Ну, с вами-то все обошлось. И без особых хлопот, хотя страху, понятно, вы на меня нагнали!
     Огорченная молчанием своей подопечной, она продолжала:
     - Поверьте мне, хорошая вы моя, ни о чем жалеть не надо. От детей только жить тяжелее. Если их не любишь, они очень мешают. Если любишь - становишься слабой. И потом, - заключила она, пожав плечами, - потеря невелика. Если уж вас это так печалит, то с вашей красотой ничего не стоит произвести на свет еще одного!
     Анжелика до боли стиснула зубы: ребенку от Колена Патюреля уж больше не бывать. Теперь она действительно чувствовала себя свободной от всего и всех. Мощная волна ненависти поднялась в ней, спасая от отчаяния. Ярость была похожа на горный поток, еще не пробившийся к своему устью, но давала силы сопротивляться, внушала неистовое желание выжить, чтобы отомстить. Отомстить за все!
     Между тем ей грозили новые беды. Она ясно представила, как в окружении стражников ее, словно самую вероломную из заговорщиц, вновь повезут к повелителю королевства. На какую кару он ее обречет? Какая новая темница уготована ей?

Глава 2

     В ночи разнесся странный тревожный звук и замолк, словно угаснув. «Сова, - подумала Анжелика, - ищет добычи...» Птица вновь издала далекий бархатистый крик, заглохший в подсвеченном луной тумане.
     Анжелика приподнялась на локте. При лунном свете матово блестели черно-белые мраморные плиты. В молочном сиянии, лившемся в открытое окно, все казалось исполненным магии весенней ночи. Привлеченная светом, молодая женщина поднялась. Ей удалось устоять на непослушных, ослабевших ногах. Словно очарованная душа, она шагнула навстречу лунному лучу. Увидев только что взошедшую полную серебристую луну, она пошатнулась и вцепилась в подоконник.
     Под ночным небом темнел обрывистый берег, ровно курчавился лес. Тесно стоящие деревья поднимали к луне ветви, как канделябры, в королевском серебре листвы.
     - Ты! - выдохнула она.
     С недалекого дуба снова сорвался крик совы, на этот раз четкий, резкий, и ей показалось, что он донес до нее весть из родного Ниеля.
     - Ты, - повторила она, - ты! Мой лес, моя роща!
     Почти неощутимый порыв ветра донес легчайший аромат цветущего боярышника, наполняя душу ни с чем не сравнимой нежностью.
Быстрый переход
Мы в Instagram