Изменить размер шрифта - +
Будто строем вкопали в землю головой вниз ракеты, включили двигатели, и синее пламя ударило на сотни метров вверх с визгом, от которого лопаются микрофоны телевидения...

СКР-Р-РИПП!
Я свернулся в клубок. Ужасный звук бьет в череп так, что он вот-вот лопнет, словно яичная скорлупа. В двадцати шагах из земли вырвался огненный шар. Вспышка опаляет мне волосы на руках до пепла. Еще секунда - и вокруг меня каскадом сыплются черепа, бедренные кости, кисти рук, лопатки, дымящиеся позвоночники, куски гнилого мяса, легкие, кожа и пылающее сердце.
У моих ног плашмя падает лицо. Оно сорвано с черепа одним лоскутом...
Господи, что случилось с этими людьми?
НЕТ ПРАВИЛА, ГЛАСЯЩЕГО, ЧТО ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ ДОЛЖНЫ ПРОИСХОДИТЬ ПОСТЕПЕННО. ОНИ НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ПРОДОЛЖАЮТСЯ СОТНЯМИ ИЛИ ТЫСЯЧАМИ ЛЕТ. КА ТА СТРОФИЧЕСКИЕ ПОДВИЖКИ ЗЕМНОЙ КОРЫ МОГУТ ВЫЗВАТЬ ГЛУБИННЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ЗА СЧИТАННЫЕ ДНИ, ЧАСЫ И ДАЖЕ МИНУТЫ. ТОЛЬКО ВБЛИЗИ СРЕДИЗЕМНОГО МОРЯ СЕЙЧАС БОЛЕЕ ДВУХСОТ ГОРОДОВ УШЛО ПОД ВОДУ.
ДВЕСТИ ПЯТЬДЕСЯТ МИЛЛИОНОВ ЛЕТ НАЗАД, НА ПЕРЕХОДЕ МЕЖДУ ПЕРМСКИМ И ТРИАСОВЫМ ПЕРИОДАМИ В РЕЗУЛЬТАТЕ МОЩНЫХ ВУЛКАНИЧЕСКИХ ВЫБРОСОВ ВЫМЕРЛО ДЕВЯНОСТО ПРОЦЕНТОВ ВОДНЫХ ВИДОВ, А СЕМЬДЕСЯТ ПРОЦЕНТОВ НАЗЕМНЫХ ПОЗВОНОЧНЫХ БЫЛИ СТЕРТЫ С ЛИЦА ЗЕМЛИ.


Так доверчиво блестели в вечернем свете ее глаза. Я поймал себя на том, что смотрю вниз, на ее груди с розовыми сосками. При всем желании я не мог не видеть синяков, выступающих так явственно, будто наведенные черными чернилами...
Она задрала мне футболку, чтобы прижаться грудью к голой коже моего живота, и шепнула: "Можешь делать со мной все что хочешь. Все-все. Ты ведь знаешь?"
Я захватил ее волосы в горсть, с ревом накатила на меня волна желания...
Мгновение спустя мы катались по траве, срывая друг с друга одежду, целуясь, кусаясь, ласкаясь, тяжело дыша в неприкрытом вожделении. Я впился поцелуем в ее теплые губы. Потом, тяжело дыша, я схватил ее руками за бедра...

Сегодня этот луг был истинным срезом ада.
Все так же распевая, сумасшедшие понесли женщину в поле. Она дергалась, извивалась, отчаянно пытаясь вырваться, выгибала спину, билась у них в руках.
Посреди поля стоял деревянный кол, вкопанный в землю. Он доходил мне до плеча. И был заострен.
Вот тогда я понял, что они с ней сделают. Кажется, и она тоже поняла. Потому что она закричала. Горький механический крик, и он длился и длился...
Я дал себе слово рассказать все о том, как это случилось. И не пропустить ничего. Ни одного слова.
Но я не буду вас упрекать, если вы следующие несколько абзацев пропустите. Это грязно, это отвратительно, это унизительно; то, чему я был свидетелем, выжжено в моей памяти на всю жизнь.
Все, что я могу - это вас предупредить. Если можете выдержать, читайте.

ВОТ ЧТО ОНИ СДЕЛАЛИ С КРИЧАЩЕЙ ЖЕНЩИНОЙ:
Толпа поднесла женщину к колу. Потом стали сдирать с нее одежду...
Тяжелые груди женщины затряслись, когда ее, вопящую и извивающуюся, подняли над заостренным колом...

ГОСПОДИ, БОЖЕ МИЛОСЕРДНЫЙ... С ЧЕГО МНЕ НАЧАТЬ?
Началось это с того, что весь проклятый город пришел к твоему порогу?
Или когда река превратилась в кровь?
Или когда запылали камни у тебя под ногами?
А может быть, с прихода Серого Человека?

И снова представьте себе черную пустыню. Сгоревшие автомобили. Разрушенный город. Бегущих людей.
Наконец-то получен ответ на вопрос, ведет ли толпу человек с обнаженным торсом или она его преследует.
Он спотыкается.
И тут же на него наваливается толпа. В руках людей - кухонные ножи, бритвенно-острые осколки стекла от экранов телевизоров, банки из-под пива, сплющенные в грубые, но смертоносные клинки.
Человек пытается подняться. Рана на лбу развалила его лицо лишней парой зазубренных губ.
Мелькают кулаки, он вырывается из рук толпы. И снова бежит.
Быстрый переход