Loading...
Изменить размер шрифта - +
И снова бежит.
У него есть шанс убежать. Он молод, он быстр.
Он бежит к берегу реки, выбрасывая длинные ноги. Босые подошвы взметают черную пыль. Кружатся за ним листы бумаги.
Уже кажется, что он спасется, и тут женщина из толпы кидает в него кирпич. Полуголый хватается за голову обеими руками и падает с раскрытым в крике ртом.
Толпа бросается вперед, тыкая ножами. Юноша похоронен под грудой тел.
Вдруг сквозь хаос машущих рук и ног вырывается его кулак. Человек взметает его вверх.
И рука его раскрывается, пальцы, дрожа, тянутся вверх, будто к чему-то невидимому в небе. Чему-то чудесному.
Толпа яростно бьет ножами.
Представьте себе листы бумаги на черной земле.
Представьте себе алые пятна на когда-то белоснежных этих листах.
Вообразите себе, как расплываются эти алые пятна, размазываются по бумаге красным. Ярко-красным, живым цветом. И красный отблеск в огненном свете.
Где это?
Можете сами догадаться.
Это там, где нет правительства или представительной власти. Не правит ни премьер, ни президент.
Потому что это - ваше будущее:
Это страна, где КРОВЬ - ЦАРЬ.


1
ГОСПОДИ, БОЖЕ МИЛОСЕРДНЫЙ... С ЧЕГО МНЕ НАЧАТЬ?
Началось это с того, что весь проклятый город пришел к твоему порогу?
Или когда река превратилась в кровь?
Или когда запылали камни у тебя под ногами?
А может быть, с прихода Серого Человека?
Нет. Я вернусь еще раньше. Знаете, я думаю, это все началось в день вечеринки в саду Бена Кавеллеро. Это был вечер, когда я решил наконец стиснуть зубы и что-то сказать Кейт Робинсон. И, кажется, это самый подходящий вечер.
Теперь, оглядываясь назад, мне кажется, что та ночь выпала из волшебного сна.
Был июль, чарующе теплый, миллионы далеких световых точек в небе, падающие звезды чертили следы. Сад Бена Кавеллеро заполнила молодежь, смеющаяся в безмятежном счастье, оптимизме и надежде, потому что эти ребята знали только, что в это лето они переходят великую черту, от отрочества к взрослости.
И сейчас у них были все причины смеяться, шутить, пить вино Бена Кавеллеро, есть его угощение и влюбляться под его вишнями. Весь мир лежал у их ног. Перед ними простиралась возможность выходить в мир и делать что угодно, и стать кем угодно. Они были молоды, и все девушки были красивы.
А самой красивой из всех была Кейт Робинсон. И через минуту я попрошу ее погулять со мной в саду - вдвоем.
И я шел через сад, и чувствовал, будто я из футбольной команды, идущей на такой волне удачи, такой чертовски, невероятно сильной волне, что ничто на всей Земле не победит ее.
Это должна была быть одна из лучших ночей моей жизни.
Но это была ночь, когда Сатана озлился вконец. Он ударил плечом в подземные ворота, и бил, пока не разбил их в щепы. Потому что в эту ночь на землю обрушился Ад.


2
Меня зовут Рик Кеннеди. Это было в день вечеринки у Бена Кавеллеро. Мне было девятнадцать лет.
Я уже сказал, что это был прекрасный июльский день. Время ползло к девяти. Солнце ушло за холмы, плеснув красным на полнеба.
Сад полнился людьми. Из них три четверти были только что из школы, и ничего им больше не хотелось, как полениться остаток лета перед университетом или колледжем.
Я после долгих хлопот собрал оркестр, согласовал даты гастролей; скауты звукозаписывающих компаний, вывалив языи и пуская голодную слюну, встали уже на наш след. Мои планы так хорошо воплощались в жизнь, что я мог бы поверить, будто моя фея-крестная как следует махнула волшебной палочкой и щедро посыпала их порошком удачи.
Из динамиков в деревьях гремела музыка. Всем было невероятно весело, воздух гудел от возбужденных разговоров. Казалось, протяни руку и бери счастье горстями, заворачивайся в него, как в большое махровое полотенце.
Я расположился рядом с барбекю, откуда ясно была видна Кейт Робинсон - она смеялась и болтала с подругами.
Быстрый переход