Изменить размер шрифта - +
Когда Ванда станет моей женой, я буду иметь право защищать ее. Но я не настолько глуп, чтобы не понимать, что у меня теперь два жестоких врага, и собираюсь сегодня вечером выехать в Брюссель, где попытаюсь получить помощь британского посла.

— Так вас выслали из Англии?

— Да, выслали! — воскликнул Ричард. — За дуэль, на которой я даже не присутствовал, за смерть человека, с которым я даже не ссорился!

— Что же произошло?

Ричард в двух словах объяснил суть дела.

— Я знаю вашего кузена, — сказал князь. — Дуэлянтство у него действительно в крови.

— В то время мне ничего не оставалось делать, как принять его условия, — сказал Ричард.

— Вероятно, вы поступили правильно, — согласился князь. — В тех обстоятельствах выбора у вас не было. Но я вынужден задать вопрос: как вы собираетесь содержать жену?

— Скажу честно: не знаю, — ответил Ричард. — Надеюсь только на судьбу.

— А если она не улыбнется вам? — спросил Меттерних.

И так как Ричард молчал, Ванда бросилась к князю.

— Мы что-нибудь придумаем!.. Мы должны пожениться!.. Я люблю Ричарда и больше всего на свете хочу быть его женой! Благословите нас, пожалуйста!

— А если я откажу в благословении?

— Нет! Вы не сможете поступить так жестоко. Теперь, когда он рассказал вам все, вы должны понять, что мы, значим друг для друга.

— Это все прекрасно, — жестко сказал князь. — Но где вы будете жить, что есть и пить?

— Когда мы приедем в Брюссель, Ричард найдет какую-нибудь работу.

— Ричард, как и я, знает, что джентльмен, воспитанный быть джентльменом, вряд ли сможет работать, — заметил князь.

— Неважно, будет у меня работа или нет! — воскликнул Ричард. — Я женюсь на Ванде сегодня!

Глаза мужчин встретились.

— Я не позволю вам этого!

— А вы имеете право запретить мне?

— Думаю, да, — медленно ответил Меттерних.

— Нет! Нет, вы не можете быть таким жестоким! — вмешалась Ванда, схватив руку князя. — Разве вы не любили по-настоящему? Неужели вы не понимаете нас?

Она замолчала, но князь по-прежнему не смотрел на нее. И вдруг она сказала:

— Вы любили мою мать. Я знаю это. И знаю, что и она любила вас. Я не понимала, что это значит, пока не приехала в Вену. Я слышала разговоры… Видела, как смотрела на меня баронесса, ее странные отрывочные слова… и тогда… я поняла!

Князь повернулся в ее сторону.

— И что же вы поняли?

— Я поняла… или я думаю, что поняла… — Ванда споткнулась. — Я появилась на свет потому, что моя мать и вы очень любили друг друга. Я права?

Она дрожала от собственной отваги. Она боялась ошибиться. Князь приподнял ее подбородок, и синева одних глаз встретила синеву других.

— Да, вы правы… дочь моя.

— Я рада… я так рада! Я думала, что это так, но мне казалось самонадеянным даже мечтать об этом. Но теперь вы сказали мне. Я горжусь!.. Я так горжусь, что могу назвать вас своим отцом!

Князь нагнулся и поцеловал Ванду в лоб. Затем он повернулся к Ричарду.

— Я ответил на ваш вопрос о моем праве?

— Да, но это право неофициальное, — возразил Ричард.

— Согласен с вами, — сказал князь. Он поднялся, обнял Ванду.

— Послушай, девочка, — сказал он, — я должен поразмыслить, какой можно найти выход из этой ситуации.

Быстрый переход
Мы в Instagram