Loading...
Изменить размер шрифта - +

Мик: А как насчет того признания, которое я немедленно написал? Это тоже вранье?

Мэри: Тогда, вранье насчет смерти твоей бедной Уны.

Мик: Ты все еще продолжаешь эту тему? Я никогда не лгал о ее смерти. Ни разу.

Мэри: Ах, так? Тогда мне должно быть кое-что привиделось в ту ночь, когда я видела вас в машине?

Мик: Что ты видела? Нечего там было видеть.

Мэри: Полагаю, что нечего. Если хочешь мне что-то сказать, говори это прямо, а не виляй вокруг да около, как черт знает кто. Если ты видела нечто, доказывающее факт убийства, какого черта ты ходишь ко мне все эти семь лет?

Мэри: Ты уже называл эту причину.

 

Мик: Чтобы вытягивать из меня долбаную выпивку, значит? Тогда проваливай со своими многочасовыми прогнозами погоды и трепотней про твоего Имона Эндрюса. Я Уну и пальцем не тронул со дня нашей свадьбы и до самой ее смерти. И если ты рассчитываешь вывести меня из себя разговорами о том, чего ты не могла видеть в ту ночь, убирайся вон, тварь.

Мэри: Ничего я не говорю. Абсолютно ничего. Все что я хочу сказать, так это то, что однажды ты встретишь свою Уну, и это уже будет ее Дух, а не череп, и она утянет тебя за собой в смердящее пламя ада, где будут гнить ваши кости. Вот так. Прощай, Мик.

 

Мик: Мэриджонни!

 

Ты оставила свои светящиеся ручки.

 

Мэри: Спасибо.

 

Мик: И еще, Мэриджонни! (пауза) Я ее не трогал. Клянусь.

 

Мик (тихо): Клянусь.

 

Занавес

Быстрый переход