Loading...
Изменить размер шрифта - +

Мик: Но если он на дискотеке, то как бы я смог вышибить мозги ублюдку?

Мэри: Нет…!

Мик: Посмотри на этого великого сыщика, Мэриджонни, со своими черепами и салатом в пустом холодильнике. А прямо перед этим идиотом стоит мужик в залитой кровью одежде…

 

 

Мэри: Оставь его Томас! Оставь его! Томас!

 

 

Мартин: Что это делают эти недоумки?

 

 

Мартин: Чего уставились, уроды? Я хотел сказать, ребята, чего уставились?

 

 

Мэри: Как ты, Мартин?

Мартин: В порядке, Ба, не считая головной боли. Чего это ты меня лапаешь, ты?

 

 

Томас: Ты попался, Майкл Дауд, теперь ты попался.

 

 

Мартин: За что ты его арестовываешь?

Томас: За то, что он молотком пробил тебе башку до мозгов.

Мартин: Молотком? Ты это о чем? Просто я сел за руль в нетрезвом виде, вот и все.

Томас: Что?

Мик: Что?

Мартин: Вождение в нетрезвом виде, вот и все. С чего бы это Мику бить меня молотком по мозгам? Мик меня уважает, не так ли, Мик?

Мик: Еще как. Я считаю тебя отличным парнем.

Мартин: Вот видишь, Томас? Он считает меня отличным парнем.

 

 

Томас: Слушай, ты сейчас контужен, как и любой был бы на твоем месте…

Мартин: Вовсе я не контужен. Вот что я тебе скажу, нужна авария пострашнее, чтобы меня контузило.

Томас: Но ведь он только что подписал признание, что засадил молоток в твою пьяную башку!

Мартин: Правда, Мик?

Мик: Нет, не было такого, Мартин.

Мартин: Вот видишь.

Томас: Что значит, не было? Ведь эта долбанная бумажка была где-то здесь…

 

 

Мик: Опять ты облажался?

Томас: Мартин, послушай меня. Сейчас ты пойдешь со мной в участок и под присягой расскажешь, как Мик пытался тебя убить…

Мартин: Господи Иисусе, когда уже ты оставишь Мика в покое, ты «Мак-Миллан и Жена»?

Томас: Перестань меня так называть, тысячу раз тебе говорил!

Мартин: По мне так, если он говорит, что не убивал жену, пусть все остается как есть.

Томас: Ты на чьей гребаной стороне?!

Мартин: А почему бы мне не быть на его гребаной стороне, когда я застаю своего братца выпиливающим трещину в черепе его жены на следующий день после того, как ты ее выкопал?

Томас: Заткнись …!

Мартин: Я не заткнусь и я скажу тебе, почему! В ломбарде мне не дали и фунта за этот кулон, тогда как ты мне говорил, что он стоит не меньше десятки.

 

 

Он мне дал его только, чтобы я заткнулся, Мик, но я понял, что это само обыкновенное воровство, и не только по отношению к тебе, но и по отношению к бедной усопшей твоей жене, да, к тому же тот парень в ломбарде сказал, что это просто старый кусок дерьма, который ничего не стоит, понимаешь, о чем я?

Томас: Ты закончил, Мартин?

Мартин (пауза, сбит с толку): Кто заточен?

Томас: Ты закончил, я сказал.

Мартин: А-а… Закончил ли я? (Думает) Нет, не закончил, Мистер Супер-Детектив. Ага, долбаный детектив — все в Линэне знают, ты даже ребенка не можешь арестовать за мелкую кражу в магазине, даже если он признался, и рот у него измазан краденой конфетой. А если бы ты его и арестовал, то по подозрению в убийстве Кеннеди.

Томас: Так значит?

Мартин: Вот так. Тебя и держат на работе только потому, что ты так славно переводишь детишек через дорогу.

Томас: Теперь ты закончил?

Мартин: Пока что да, но если еще что вспомню, так непременно к этому вернусь, вот только дух переведу.

Томас: Но на данную минуту это все?

Мартин: На данную, все, разве я это уже не говорил раз пять?

Томас: Хорошо.

Быстрый переход