Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Я сестру ищу, – усмехнувшись, ответила я, – Носова Нина Константиновна. У вас не останавливалась?

– А как же… Вчера приехала. А с утра в район на рынок отправилась, автобус в два будет.

– Ясно, – кивнула я. – А передать ничего не просила?

– Нет. Да приедет скоро, говорю, автобус в два…

– Можно я сумку оставлю?

– Конечно, вон в угол поставьте.

Я бросила сумку в угол, улыбнулась, сказала: «Спасибо» – и направилась к двери, машинально отметив: «Всего труднее улыбаться».

В магазине купила бутылку минералки и зашагала по центральной улице поселка. Через десять минут поселок остался позади, слева автобусная остановка, дорога в рытвинах и ухабах вела в райцентр. Пройдя с полкилометра, я свернула в сторону от дороги и вскоре лежала под высокими деревьями, раскинув руки и наблюдая за плывущими облаками сквозь ветви деревьев. Я улыбалась и, кажется, была совершенно счастлива. Одиночество такое восхитительное ощущение…

На солнце меня разморило, и я задремала, а открыв глаза, сразу же посмотрела на часы: пятнадцать минут четвертого. Нинка должна уже вернуться…

Нинка в компании администраторши сидела на крыльце. Завидев меня, поднялась и сделала несколько шагов навстречу, потом, точно опомнившись, заревела и начала причитать:

– Лиечка, сестренка моя…

– Чего это тебя разбирает? – удивилась я. Нинка кашлянула и замолчала. Мы неловко обнялись и поцеловались. Тетка, наблюдавшая за нами минуту назад с умилением, теперь насторожилась, мне ее разочарование понятно: особо трогательной сцены не получилось.

– Пойдем, – заволновалась Нинка и добавила, оборачиваясь к администратору. – Посидим в комнате, неловко тут на людях…

– Идите, идите, – с готовностью поддакнула тетка, а я усмехнулась: ни одной живой души по соседству не наблюдалось. Я подхватила сумку, и мы зашагали в конец коридора.

– Вчера приехала, – принялась объяснять Нинка, – Одна во всей гостинице ночевала, вот страх‑то. Хорошо, дежурная добрая, часов до двенадцати с ней сидели, чай пили… Хорошие здесь люди.

– Это точно, – согласилась я, а Нинка посмотрела на меня испуганно.

– Я в район ездила, на рынок. Орехи здесь копейки стоят, взяла пять килограмм. Юлечке. У нас разве укупишь?

Мы вошли в номер: большая комната с одним окном, шесть кроватей с левой стороны и шесть с правой. Душ отсутствует, туалет во дворе. Я вздохнула и села на стул возле стены, стул жалко скрипнул.

– Поешь чего‑нибудь ? – предложила Нина, – У меня бутерброды есть.

– Не надо, – отмахнулась я. – Обедала…

– Ты извини, что я тебя не встретила, я ведь не знала, во сколько тебя… – Нинка села за стол, старательно отводя глаза. Сестра старше меня на шестнадцать лет, мы с ней никогда близки не были, а после смерти родителей виделись не больше десятка раз, хотя и жили в одном городе. Но все пять лет, что я провела в этом богом забытом месте. Нинка регулярно писала мне и даже присылала посылки. Сейчас, испытывая неловкость, она все‑таки спросила:

– Что думаешь делать?

Тошнит меня от таких вопросов, но Нинка моя сестра, и я, пожав плечами, ответила как можно мягче:

– Жить, разумеется.

– Понятно, что жить, – вдруг разозлилась она, – А как? Хочешь домой ехать?

– Само собой, куда же еще?

– Да куда угодно. Вернешься домой – и что? Твой Славка тебя в покое не оставит, опять начнется… А чем кончится, ты знаешь.

Быстрый переход